Сообщить новость
27 февраля в 14:54

Андрей Шишкин: «Танцоры-иностранцы - это не самоцель, они наша последняя надежда». ИНТЕРВЬЮ

Директор Екатеринбургского театра оперы и балета рассказал о текущей ситуации учреждения и его планах.

Андрей Шишкин: «Танцоры-иностранцы - это не самоцель, они наша последняя надежда». ИНТЕРВЬЮ
Андрей Шишкин: «Танцоры-иностранцы - это не самоцель, они наша последняя надежда». ИНТЕРВЬЮ

За десять лет стоимость спектакля в Екатеринбургском театре оперы и балета выросла почти в пять раз – до 14 млн рублей. Окупаемость затрат составляет всего 20%. Однако главный спонсор театра – Министерство культуры РФ – как и его директор Андрей Шишкин не видят в этом ничего страшного, понимая, что миссия культурных учреждений далеко не в зарабатывании денег на кассовых спектаклях.

 

О том, в чем же главная задача театра, какие спектакли продаются лучше и почему в иностранные артисты, в отличие от местных, готовы работать у нас за копейки, рассказал в интервью JustMedia.ru директор Екатеринбургского театра оперы и балета Андрей Шишкин.

 

—«Сатьяграха», «Пассажирка», «Греческие пассионы». Что дальше? И будет ли снова над громкой премьерой работать дует Оливер – Тадеуша.

 

—Может быть, когда-то продолжим эту трилогию. Но сейчас мы работаем над другими проектами. Осенью 2018 года сезон откроет опера «Турандот», где масса арий, любовь, страсть, смерть. Публика любит такое, в зале будет аншлаг. Следующая оперная премьера - 16-17-18-19 мая 2019 года. У нас уже есть контракты с режиссером, дирижером, художником. Дирижером будет Оливер фон Дохнаньи, но на этот раз с другим режиссером. Это первая постановка произведения в России. Название будущей оперы пока не сообщаю. Собираемся презентовать проект в мае этого года. Мы всегда все готовим заранее, и уже сегодня знаем, что представим осенью 2020 года, весной 2021 года.

 

 

 

—Вы упомянули про полные залы на постановках аля «Турандот». Как с заполняемостью на других спектаклях. Насколько высока посещаемость «Сатьяграхи», «Пассажирки»?

 

—У каждого спектакля своя миссия, не все создаются для того, чтобы делать кассу. Если ставить только кассовые спектакли, то репертуар театра становится безликим среднеарифметическим из тех названий, которые идут по всей стране. Такой театр скучный и неинтересный. Кассу можно заполнять не в прямую, а опосредованно, вызывая интерес к театру. Конечно, такие названия, как «Кармен», «Волшебная флейта» продаются лучше. Эти произведения входят в ТОП-10, ТОП-50, ТОП-100 самых кассовых спектаклей. 

 

«Волшебную флейту» ставим 2 раза в месяц, и это аншлаг. «Пассажирку» надо продавать аккуратно. Чтобы аудитория испытывала дефицит посещения спектакля. У этих постановок разная миссия, но кто знает, может быть тот, кто слышал про «Пассажирку», захочет пойти на «Кармен».

 

 

 

—Сколько стоит сегодня постановка спектакля?

 

—Стоимость спектакля растет, прежде всего потому, что в целом цены растут. 10 лет назад на постановку уходили три миллиона рублей. Сейчас при том же наборе конструкций, декорации и гарантий – 12-14 млн рублей. И эта цифра не зависит от того российский или иностранный постановщик, композитор-современник или нет, костюмированный спектакль или аскетичный.

 

 

 

Надо помнить, что есть прямые затраты: изготовление декораций, пошив костюмов, гонорары. И косвенные: оплата репетиций хору и солистам оперы, освещение, отопление.

 

Окупаются ли эти затраты?

 

—Мы окупаем себя на 20%. Слава Богу, у нашего учредителя – Министерства культуры РФ - есть понимание того, что миссия театра не только в зарабатывании денег. Театр является выразителем богатства государства, которое может себе позволить такое дорогостоящее удовольствие как опера, понимая, что эти затраты не окупятся. Но вложенные средства вернутся в другом: в музыкальной и общей культуре, в эстетике, этике, морали. Я приведу пример. Мы с гастролями часто бываем в Азии. Там небоскребы растут как грибы, разнообразные рестораны, такси на каждом углу, подземные и надземные поезда, а репертуарных академических театров и культуры нет. Максимум - какие-то фольклорные коллективы.

 

—Что наиболее востребовано в репертуаре?

 

Балетные спектакли продаются лучше, но это специфика всех российских театров, начиная с Большого. Несмотря на это, на сегодняшний день оперных спектаклей у нас чуть больше – 53%. На балет приходится 55% зрителей. Мы делаем все, чтобы наряду с «Лебединым озером» существовали одноактные балеты, которые тоже продаются не очень хорошо. А рядом с лидером продаж – «Кармен» - были такие оперы как «Пассажирка».  

 

 

 

Миссия балета - показывать не только расхожие сюжетные костюмированные торты, но и динамику развития европейского мирового танца. В этой связи мы делаем не только классические постановки. Уникальность нашего театра в том, что он сочетает два института - оперу и балет.

 

В Европе ставку, как правило, делают на опере. Даже богатая Германия не содержит балетных коллективов. Но солисты не могут петь каждый день. В связи с этим российские балетные труппы часто ездят на гастроли за границу.

 

—Раз заговорили про гастроли. Куда в этом годы вы собираетесь?

 

—XVII международный фестиваль балета Dance Open в Санкт-Петербурге. 2 апреля - балет «Тщетная предосторожность». Поездка за счет бюджета проекта. 14-18 марта на «Золотой маске» на сцене Большого театра представим балеты «Наяда и рыбак». Сюита», «Снежная королева» и оперу «Пассажирка». Дважды – 19-29 мая - покажем оперу «Сатьяграха» на площадке Александрийского театра. В конце ноября выступим на международном фестивале искусств «Дягилев. P.S.» в Санкт-Петербурге с «Пахитой».

 

Также в декабре нас ожидают заграничные гастроли. Покажем «Пахиту» и «Жизель» в Генуе в рамках русских сезонов в Италии.

 

 

 

—Надеюсь, что мой вопрос не обидит. В театре отличный хор, сильные женские партии. А вот мужских, в частности баритона, не хватает. Как-то будет решаться этот вопрос?

 

—Проблема номер 1 – драм-сопрано. Вторая – драм-тенор. Именно таким голосом должен обладать исполнитель партии Калаф в опере «Турандот», которую мы сейчас ставим. Скорее всего, у нас будет один свой вокалист и два приглашенных. Третья проблема - драм-баритон. У нас есть Юрий Девин и Александр Краснов, но этого недостаточно. Нужны лирический баритон, бас. В этом году в труппу приняли 4-х теноров и баритон. Каждый год обновляем коллектив процентов на 20%.

 

Есть проблема с актерами второго плана. Не нужно думать, что опера – это только первачи и что именно они определяют успех постановки. Должно быть очень много вокалистов второго плана. У нас они есть, но состав нужно постоянно омолаживать. Важен не только голос, но и внешние данные. Дирижер Оливер фон фон Дохнаньи постоянно устраивает прослушивания. Обращается много молодежи из разных городов, но остается проблема трудоустройства, связанная с жильем.

 

 

 

—В последнее время замечаю, что в балетной труппе становится все больше иностранных артистов. У нас дефицит местных танцовщиков, или это такая политика театра?

 

—Есть система хореографических училищ: московское, питерское, пермское, новосибирское, уфимское. Потребителями выпускников как правило являются театры в городах, где расположены образовательные учреждения. Проще остаться там, где родился или уже обжился, где есть квартира, родители. Балетное управление во главе со Славой Самодуровым ездят по училищам, приглашают, договариваются. Но в итоге из 6 приезжает только 1.

 

Карьера балетных артистов очень коротка. В 18 лет окончил училище, в 35 – карьера уже заканчивается. А женщинам за эти 15-17 лет надо еще успеть выйти замуж, родить, вернуться в прежнюю форму, получить звание. Я понимаю, что выпускники торопятся, стремятся попасть туда, где им кажется, что они будут успешнее. Представители старшего поколения ставили во главу угла профессиональные навыки. Считали, что деньги пойдут тогда, когда ты станешь кем-то. Современные выпускники хотят зарабатывать большие деньги сразу.  

 

 

 

Мы объясняем, что в профессиональном репертуарном театре у них есть шанс натанцевать партии, потому что хореография в классическом балете, как правило, одна и та же. И уже после этого они смогут продать себя подороже. Одни это понимают, другие - предпочитают устроится в компании, организующие гастрольные туры по Европе. Там поток: не дают спать, постоянно переезды на автобусах. Да, они получают по 200 евро за спектакль, а по итогу поездки привозят домой по 2000 евро. Но их там выжимают как лимон.

 

Объема выпуска хореографических училищ страны не хватает для того, чтобы обеспечить потребности профессиональных театров. В этой связи возникает ситуация с иностранцами. Это не самоцель, они наша последняя надежда. В репертуаре должны быть заполнены все партии. Сегодня у нас в балетной труппе артисты из Японии, Бразилии, Италии. Мы не можем предложить им высокую зарплату. Понимаем, что при ее переводе в евро – это очень небольшие деньги. Но они идут на это. Для них балет - величайшее искусство.

 

 

 

Иностранные артисты очень умно себя ведут: получают здесь опыт, имя. Вернувшись на Родину, они станут легендой, потому что были номинантами на «Золотую Маску», танцевали на сцене Большого, Александрийского и других театров. В дальнейшем набранный авторитет позволит им открыть прекрасную частную балетную школу, превратив любимую профессию в бизнес. 

 

Полный ФОТОРЕПОРТАЖ с интервью и экскурсии по театру смотрите здесь, ОТКРЫТУЮ ПОЗИЦИЮ Андрея Шишкина по поводу предстоящей премьеры оперы «Греческие пассионы» здесь

 

Просмотров: 7130

Автор: Екатерина Турдакина

© JustMedia

Фотограф: Александр Кадников




Новости партнеров


Loading...

Комментарии ВКонтакте


Комментарии facebook


Последние события

Читайте также