Сообщить новость
2 августа в 10:28

«Мне приходится больше Украину отстаивать в России, чем Россию в Украине». Уральская певица Мария Кацева — о любви к Киеву, Майдане и правах геев. ИНТЕРВЬЮ

Участница украинского «Х-фактора» предпочитает эпатажу свободу и выступает за равенство.

«Мне приходится больше Украину отстаивать в России, чем Россию в Украине». Уральская певица Мария Кацева — о любви к Киеву, Майдане и правах геев. ИНТЕРВЬЮ
«Мне приходится больше Украину отстаивать в России, чем Россию в Украине». Уральская певица Мария Кацева — о любви к Киеву, Майдане и правах геев. ИНТЕРВЬЮ

«Мне приходится больше Украину отстаивать в России, чем Россию в Украине», — говорит уральская певица Мария Кацева, наслаждаясь горячими зефирками в одном из кафе Екатеринбурга.  Ее музыкальный талант оценила сама примадонна, поклонники шоу «Х-фактор» в Киеве окрестили девушку украинской Леди Гагой, но Майдан спутал все карты, а очередной сезон музыкального проекта породил новых героев. Сейчас Маша живет в Украине и пишет песни к блюз-роковому альбому, а в Екатеринбург приезжает погостить, повидаться с друзьями и сколотить музыкальную банду на лето. В нашей беседе девушка рассказывает, за что любит Киев, чего ждет от противостояния Россия—Украина, рассуждает о том, почему геям нужно бороться за свои права и отчего в нашей стране не будет второй Болотной.

 

«Эпатаж — это прибивать яйца гвоздями к Красной площади»

 

— Участие в украинском «X-факторе» дало толчок для продвижения карьеры певицы?

— Толчок работает первые полгода, когда нужно что-то постоянно выпускать — аудио, видео, пока тянется «шлейф узнавания» от проекта и не случился новый сезон. Но я благополучно пропустила этот период. Мне пришлось уехать из-за событий на Майдане. Было неприятно, страшновато там оставаться.

 

— Но ты все же вернулась в Украину.

— После Киева Екатеринбург показался скучным и тесным. Через полгода полетела обратно, сначала на разведку. Телевизор не смотрела, но доходили всякие неприятные вещи. Съездила, убедилась, что все хорошо — чисто, красиво, мирно и переехала.

 

— До украинского проекта была попытка попасть на российский «Фактор A». Говорят, тебя заприметила сама Пугачева.

— Алла Борисовна сидела в жюри. Каким-то чудом — а я тогда даже еще не училась петь (Мария окончила факультет политологии и факультет социальной психологии УрГУ — прим.ред.) — проходя кастинг за кастингом, мне удалось дойти до тура, где оставалось уже 15 человек. В итоге в финал должны были выйти только шестеро. Я не прошла. И вот мы стоим, такие неудачники, а она ко мне обращается по имени отчеству, мол, Мария Михайловна, почему нельзя было выбрать нормальный репертуар: все же есть — манера, голос. Сказала, что будет ждать меня на следующий год, конечно, это вдохновило. Я проанализировала все пройденное и подсмотренное за время кастингов и поняла, как действовать: нашла ближайший по времени проект, это оказался «X-фактор» в Украине.

 

 

— На шоу у тебя был эпатажный, в чем-то даже провокационный образ, тебя сравнивали с Эми Уайнхаус и Леди Гагой. Это дань моде или самовыражение?

— Я не зацикливаюсь на мнении других людей, мне нравится все яркое, и я создаю яркий мир вокруг себя. Например, крашу волосы или делаю ремонт в квартире, используя все цвета радуги. Мне нравится пирсинг, мне нравятся татуировки, для меня это элемент свободы, и я чувствую себя свободной. Я делаю то, что мне нравится. Люди, которые не привыкли к такому и мыслят стереотипами, считают, что это эпатаж. Эпатаж, это, скорее, прибивать яйца гвоздями к Красной площади. А у меня стиль и имидж.

 

— Раскрутился ли кто-то из ребят с проекта?

— Те, кто попали к хорошим менеджерам, а это пару человек, более-менее на плаву. Если сложится альянс артист-менеджер, все будет развиваться идеально.

 

— А ты чем сейчас занимаешься?

— Сижу дома и пишу блюз-роковый материал, работаю над новым альбомом. Года два назад сделала музыкальную программу-трибьют одной из топовых американских блюз-рок певиц Бет Харт. А потом решила, что пора самой писать. Менеджер из меня никакой, поэтому с продвижением есть проблемы. Когда оказываюсь в Екатеринбурге, друзья-музыканты подхватывают меня на свою волну, и я становлюсь участником различных фестивалей и акций.

 

— Сегодня многие поп-музыканты снимают откровенные клипы, поют о сексе. Почему «обнаженка» стала так популярна?

— Постсоветские массы наконец-то дорвались до секса. Нам показывают трусы и лифчики, иногда даже приспускают, и это круто, это продается. Я слежу за своими любимыми музыкантами и не вижу сексизма. Есть стиль.

 

«Государство не думает о своих людях ни здесь, ни там»

 

— Откуда у тебя любовь к Украине?

— Там офигенный климат в отличие от Екатеринбурга, как бы ни печально было говорить. Полгода грязи и слякоти в России сменились всего двумя зимними месяцами в Украине. Если выпадает снег и дождь одновременно, к вечеру уже все тает, и асфальт остается чистым. И люди там душевнее. Идешь по улице, тебе все улыбаются. Мои друзья из Екатеринбурга часто удивляются: «Нам улыбаются? Ничего себе! Как это может быть?». Я говорю, что это нормально, ненормально не улыбаться. А еще там безумно вкусная еда. Только здесь я вспомнила, что такое изжога (смеется).

 

— В одном из твоих постов в Facebook прочитала: «Приезжая в Россию, я всегда защищала Украину». А на Украине приходится защищать Россию?

— Мне приходится больше Украину отстаивать в России, чем Россию в Украине. Здесь люди пропитались пропагандой и путинизмом. Проскакивает не очень хорошее отношение к украинцам, навязывается мнение. А там все наоборот. Порой слышу: «Скажи, в России же про нас не говорят плохо?» Они верят в лучшее, а здесь, хоть и встречаются разумные ребята, но большинство проводят черту. Опять же, мне кажется, все из-за климата, украинцы позитивнее, не скатываются на негатив.

 

 

— Ты покинула Киев во время событий на Майдане, то есть войну своими глазами не видела?

— Была пара неприятных ситуаций, после которых я, собственно, и приняла решение вернуться в Россию. Мы отправились в тур по 16 городам Украины по окончании «X-фактора», в январе 2014, когда везде были вспышки возмущения. В Хмельницком вышли из отеля и отправились перекусить. Когда проходили мимо местной Рады, видели людей, которые жгли покрышки, собирались в толпу, а через час, возвращаясь обратно, увидели тех же людей уже на втором этаже здания. Поняли, что Раду захватили.

 

Еще один момент — во Львове. Этот город достаточно радикален в отличие от центра Украины. Так вот местные не хотели, чтобы мы проводили концерт, стояли с плакатами: «Вы веселитесь, а у нас гибнут люди», прислали ультимативную записку ведущей, либо она делает минуту молчания перед концертом либо, цитирую, «Мы вас встретим на выезде».

 

— Если говорить о запретах, ты как музыкант считаешь правильным не разрешать въезд в Украину ряду российских артистов?

— Считаю, все, что сейчас происходит — неправильно. Мне не нравится, что человека заставляют выбирать позицию. Все эти запреты, отмены самолетов — это средства, которые используют в своих политических играх люди сверху, страдают же обычные граждане. Государство не думает о своих людях ни здесь, ни там.

 

— После Майдана на Украине ощущается кризис?

— Не пробовала там зарабатывать до всех этих событий, но, по словам знакомых, у людей стало меньше денег. Я живу на сбережения, которые остались от работы в России. Здесь, например, я выступала в Kabaret Show Girls. Там другое отношение к этому. Вот я вышла, спела, а мне говорят: «Теперь танцуй». Hallelujah Коэна, на минуточку, прозвучала. Я говорю: «Дорогой, я — певица, и я пою, а вот танцовщицы разминаются — они танцуют». У нас такого не было. Отдельно шоу-балет, отдельно я в платье исполняю песню. Там этого не понимают.

 

— Какая сегодня обстановка на Донбассе. Стало ли спокойнее?

— Я могу судить по постам моих друзей в Facebook. Есть девочка, которая живет в Донецке. Порой она пишет тревожные вещи: «Слышны грохот и взрывы, хоть бы пережить эту ночь». А иногда: «Классное солнце, Донецк люблю, не могу». Я стараюсь не читать новости из мира политики, жду пока они (имеет в виду руководителей государств — прим.ред.) все успокоятся, и полетят самолеты «Екатеринбург—Киев».

 

— А как сейчас до нас добираешься?

— Ужасно! Прямого воздушного сообщения нет. Самолеты летают через Минск, Ригу или Стамбул. Это раза в два дороже, чем поездом до Москвы и из Москвы бортом сюда. В этот раз, например, меня не пустили в поезд. Я купила билет на сайте РЖД. Там написано, что нужно его распечатать в кассах вокзала. В Киеве мне сказали: на территории России распечатывайте билет, купленный у российской компании. Я думаю, ну не выгонят же меня из поезда. Представляешь, выгнали. Проводница выставила чемодан, сказала, не хочет, чтобы ее уволили. У меня был шок. Это свинство. Кому спасибо сказать — понятно.

 

«Гетеропарады проводим каждую пятницу, а гей-парад раз в год провести нельзя. Двойные стандарты»

 

— Ты принимала участие в фестивале равенства в поддержку прав меньшинств. Насколько остро в Украине стоит вопрос защиты гомосексуалов?

— Стоит вопрос защиты прав человека. И там люди готовы за себя постоять. Здесь нет такой свободы, берут верх пережитки советского прошлого.

 

— У нас была попытка на Болотной.

— И не знаю, почему не продолжили. Умеют у нас надавить. Не люблю использовать слово менталитет, но, наверное, что-то такое есть.

 

— Мне кажется, Украина старается быть ближе к более свободной по своим взглядам Европе.

— Я все определяю климатом. Люди там не кутаются в шубы, у них душа свободнее. Они хотят и требуют большей свободы. И когда их начинают притеснять, да еще и несправедливо, они выходят на улицы.

 

— И на гей-парады.

— Это не гей-парады, а марши равенства всех среди всех. Перьев из жопы ни у кого не торчит.

 

 

— Сегодня во многих фильмах и даже мультфильмах, которые идут к нам с Запада, можно увидеть обязательное наличие двух типов героев: чернокожих и гомосексуалов. Читала, что таким образом государства воспитывают в гражданах терпимость и принятие «других». Считаешь, такие акценты нужны?

— Права человека выходят на первый план. И в Европе, и в Штатах работают над этим: появляется больше правозащитных организаций, законодательная база по правам угнетаемых меньшинств расширяется. Наконец-то люди осознали, что не надо дискриминировать по способностям, цвету кожи или ориентации.

 

— А России опять мешает менталитет?

— Головной мозг (улыбается). Просветительская работа не ведется, и люди остаются, простите, пещерными. На Западе же тоже не сразу все началось. Когда-то и у женщин не было избирательного права.

 

— А тебе не кажется, что провокация идет как со стороны власти, которая придумывает законы о запрете гей-пропаганды, так и со стороны ЛГБТ-активистов?

—  Девушка, которая прошла в короткой юбке по улице спровоцировала насильника?

 

— Нет.

— И они не провоцируют, они просто борются за свои права. Каждую пятницу и субботу возле ЗАГСов проходят гетеропарады: ряженые в белые платья ездят в кортежах с куклами, а потом возмущаются, что гей-парады могут проходить раз в год. Это такие двойные стандарты. А еще мне вчера сказал товарищ фразу, от которой я была в восторге: «Может ли большинство защищать свои права?» А зачем, если оно уже и так большинство? Не меньшинство устраивает гетеропарады каждую пятницу, не меньшинство целуется на лавочках, так что мальчики в буквальном смысле пожирают девочек. Нет-нет, это же нормально.

 

 

— А есть что-то здесь, по чему ты скучаешь, находясь в Украине?

— Скучаю по своим друзьям. В каждой жизненной сфере здесь есть единомышленники, в Украине меньше, потому что я там только третий год. Город в плане музыки больше электронный, «приберлиненный», не могу найти себе толковых музыкантов. Здесь зашла в кафе и уже сколотила банду.

 

— Это естественно. Урал — кузница рок-музыкантов. Ты следишь за творчеством местных групп?

— Я выросла на «Агате Кристи». Nautilus Pompilius, Пантыкин. Все они — корифеи. Мне нравится «Курара» своим стилем. Мистер Кредо, не рок, но он прикольный.

 

— Слушаю тебя и понимаю, что твоя жизнь где-то между Россией и Украиной. Если бы у тебя была возможность обратиться к двум народам в песне или с трибуны во время какого-то фестиваля, что бы ты сказала?

— Ребята, не еб...те мозги, не смотрите телевизор. Дождитесь, пока эти двое наиграются, посоревнуются между собой, и все будет хорошо. Кровопролитие не так скоро забудется. Что сказать? Доигрались. Но будьте разумнее.

 

Просмотров: 4444

Автор: Татьяна Рябова

© JustMedia

Фотограф: Мария Калугина




Новости партнеров


Loading...

Комментарии ВКонтакте


Комментарии facebook


Последние события

Читайте также