Сообщить новость
13 апреля в 11:15

В Свердловской филармонии JustMedia.ru побывал в теле огромного металлического ежа

Именно так изнутри выглядит орган.

В Свердловской филармонии JustMedia.ru побывал в теле огромного металлического ежа
В Свердловской филармонии JustMedia.ru побывал в теле огромного металлического ежа

Каждый, кто хоть раз был в концертном зале Свердловской филармонии, обязательно видел на сцене орган. Однако многие, наверное, не знают, что это только малая часть самого большого на свете музыкального инструмента. На самом деле этот гигант занимает целых три этажа здания, а самая высокая труба составляет около 8 метров.

 

JustMedia.ru побывал внутри органа и увидел, как выглядят его «сердце», «легкие» и «нервы», а также узнал о страшных призраках, живущих в нем и пугающих органисток во время репетиций.

 

Орган фирмы Sauer (ГДР) появился в нашей филармонии в 1973 году. Его монтировали специально приехавшие немецкие специалисты. На сборку инструмента ушло примерно 2 месяца. С тех пор орган, и то не весь, разбирался только дважны:  в 1998 году после акции «Спасём орган» и во время масштабной реставрации в мае 2014 года.

 

   На ФОТО: немецкая группа по установке органа W.Sauer 1973, директор СГАФ в те годы Николай 
   Маркович (в центре), один из инициаторов установки органа Нариман Чунихин (крайний правый)

 

Стоит отметить, что в Советском Союзе устанавливали органы только из дружественных стран - ГДР ((фирмы A.Shuke, W.Saue, H.Eule, названные по именам основателей предприятий) и Чехословакии (Rieger-Kloss). Sauer, помимо нашего города, в России построили в Уфе, Кисловодске, Кемерово, Томске, Саратове, Новосибирске, Ярославле, Москве. Органы чешского производства размещались в Казани, Красноярске, Омске, Твери, Москве, Волгограде, Астрахани, Калининграде. Последний инструмент был установлен в 1991 году в Архангельске (Шуке) и после этого органы до 1997 года (Казань) не устанавливались.

 

                   Органный мастер Свердловской филармонии Денис Фомичев

 

«В России органостроительных фирм нет, да и отдельных мастеров не более полутора человек, - шутит органный мастер Свердловской филармонии Денис Фомичев. – Например, под Санкт-Петербургом Павел Чилин делает небольшие органы, но только с деревянными трубами, из сосны, елки. Изготовить органный металл очень сложно и дорого. Нужны печь, олово и свинец. В нашем органе тоже есть деревянные трубы. Среди них самая большая - высотой около 8-и метров».

 

       До того, как не был изобретен электродвигатель, воздух в основной мех закачивался вручную.

 

Каждый орган строится под конкретный зал в филармонии, церкви. Так, в нашем городе он размещается расположен на трех этажах. На нулевом – расположены «сердце» и «легкие» органа, чья конструкция напоминает одну огромную систему вентиляции. «Сердцем» называют электродвигатель, который накачивает воздух, «легкими» - меха, равномерно распределяющие его по всему инструменту. На самом большом мехе лежат разноцветные кирпичи, которые обеспечивают равномерное давление на воздушную систему органа. 

 

      После выключения мотора из мехов начинает выходить воздух и слышен завывающий писк

 

Электродвигатели, если правильно за ними ухаживать, могут служить десятилетиями. Так, на крыше одной из заграничных фабрик в 1937 году запустили такой двигатель, чтобы проверить его работу. И с тех пор он ни разу не останавливался. До того, как не был изобретен электродвигатель, воздух в основной мех закачивался вручную. Органисты перед выступлением специально нанимали для этого людей. Для нашего органа потребовались бы 3-4 человека.

 

 

По словам Дениса Фомичева, когда выключаешь мотор органа, и из мехов начинает выходить воздух, то слышен завывающий писк. Вообще орган – это живой организм, поэтому всегда можно услышать какие-то скрипы. Некоторым от этого становится не по себе, кажется, что здесь обитает призрак (улыбается). Так, один из белгородских органистов даже сочинил произведение «Призрак в концертном зале».

 

                               Концертный зал Свердловской филармонии, 1973 год

 

«В одном из залов России, переделанном из кинотеатра, есть подвесной потолок из сосны. Дерево, набрав влагу, начало трещать. Как-то одна из органисток, приехав на гастроли, репетировала перед концертом (обычно репетиции проходят поздним вечером или даже ночью – прим. ред.). И вот она сидит ночью за пультом и играет, а за спиной в зрительном зале все время что-то щелкает. Долго так она не выдержала и решила перенести репетицию на другое время», - отмечает органный мастер.

 

                Чтобы добраться до «нервов» органа, необходимо преодолеть эту деревянную лестницу

 

Из подвала, минуя первый этаж, где расположены сцена и установлен пульт органа, карабкаемся по высокой деревянной лестнице на второй этаж. Здесь из очень узкого коридора попадаем в не менее узкое пространство, где расположены «нервы» органа. Так в шутку специалисты иногда называют трактуру – совокупность механизмов, которые обеспечивают связь между клавишами, педалями и клапанами труб. И действительно выглядит это устройство, как множество натянутых струн.

 

 

Бывает два вида трактур – механическая, как у нас, и электрическая. Когда органист нажимает клавиши в инструменте с электрической тактурой, то происходит замыкание контакта, и нужный клапан открывается с помощью электромагнита. В механической тактуре магнит заменяет пружина из-за чего при задействовании большого числа клавиш необходимо применить физическую силу, или как говорят специалисты, «приналечь».

 

Несмотря на эту особенность, среди органистов довольно много женщин. Более того, первым призером из России (заняла третье место) на престижном международном Баховском конкурсе в Лейпциге стала Алина Никитина.  Жители и гости столицы Урала смогут насладится ее выступлением на фестивале Bach-fest в 2018 году.

 

 

«У электрической трактуры есть неудобство – задержка звука. Допустим, вы играете быстро нисходящий пассаж. Но зрители слышат то, что вы исполнили несколько секунд назад. Из-за этого органисты больше любят механику, потому что, нажимая на клавиши ты чувствуешь, как открывается клапан», — говорит органный мастер.

 

Еще больше между собой отличаются пульты, поэтому перед концертом органисту обязательно нужно привыкнуть к нему, поиграть на инструменте несколько часов.

 

                                      Органист Свердловской филармонии Тарас Багинец

 

«Органы разные и значительно отличаются друг от друга управлением. У каждого инструмента свой набор голосов, его надо изучить, послушать, как звучат регистры, выбрать наилучшее звучание. На это уходит от нескольких часов до двух-трех дней. В среднем на подготовку к концерту уходит 6-7 часов», — говорит органист Свердловской филармонии Тарас Багинец.

 

                 Самая большая труба в органе, высотой около 8-и метров, сделана из дерева

 

Дальше все в том же узком коридоре еще по одной деревянной лестнице поднимаемся на третий этаж, где расположены множество скрытых от зрительских глаз труб. Здесь есть совсем легкие, размером меньше мизинца и 80-и килограммовые гиганты. Трубы размещены довольно близко друг к другу и вместе образуют такого большого металлического ежа.

 

                    На ФОТО: первый органист СГАФ Владимир Арсеев и первый органный мастер 
Аркадий Калужников (с 1973 по 2014). Сразу после него стал Денис Фомичев 

«Орган – это компромисс между размерами, его ценой и качеством. У нас трубы стоят очень тесно. Когда берешь много аккордов, вылетающий из одной трубы воздух мешает настройке соседних. Поэтому в идеале расстояние между ними, чтобы музыкальный инструмент звучал стабильнее, должно быть больше. Но тогда бы он занял до половины зала. Этого ни мы, ни большинство других концертных залов, позволить себе не можем. Сегодня только на сцене орган занимает 25 кв. метров. Это 14% от всей площади сцены (Площадь сцены 180 кв. метров – прим. ред.)», — отмечает Денис Фомичев.

 

 

Стоит отметить, что в филармониях можно встретить не только «ежей», но и других животных, например, кошек.

 

«Когда работал в Волгограде, то запомнился такой случай: выхожу на сцену и вижу, что по парапету, где проспектные трубы, важно идет кот. Забежал в орган, а он быстро-быстро бежит между труб. Только пыль столбом. Это было смешно», — вспоминает Денис.

 

 

Помимо знакомства с сюрреалистичной композицией «ежа», стоя на третьем этаже, можно с другого ракурса взглянуть на сцену и зрительный зал. Вид потрясающий – все как на ладони. Правда, когда смотришь вниз, и осознаешь высоту, на который находишься, становится немного страшно.

 

Всего в нашем органе 4120 труб и 57 регистров. Последние пять добавились после реставрации и теперь благодаря им в нашей филармонии можно исполнять практически любые произведения.

 

 

 

В целом по России, по словам Тараса Багинца, органы имеют не более 100 регистров. Больше, по мнению органиста, и не нужно. Размеры органа не влияют на богатство его звучания. Главное, чтобы красивые голоса были.

 

 

 

Самые большие органы в нашей стране расположены в московском Доме музыке и в калининградском Кафедральном соборе. Крупнейший в мире расположен в Атлантик-Сити, но он не работает и отремонтировать его достаточно дорого даже для США. Поэтому этот орган воспринимается больше как памятник.

 

 

«Самый большой из действующих органов расположен Филадельфии (США) в универмаге «Мэйсис». Он был изготовлен в 1904 году и весит 287 тонн. На его установку ушло 2 года. У органа 28750 труб и  464 регистра, что практически в 10 раз больше чем у нас. Но для него нужен совершенно отдельный репертуар. Смешно играть на таком произведение Баха. Там должно звучать что-то симфоническое, эффектное. Можно классику, но лучше в современной обработке», — отмечает Тарас Багинец. 
 

 

В сезоне 2017/2018 Свердловская филармония предлагает целый спектр органных абонементов. Пять – исключительно органных, еще пять – орган в сопровождении других инструментов. Три из девяти абонементов – для семейного прослушивания, на которые можно приходить с детьми. Купить абонементы и билеты на органные концерты можно на сайте Свердловской филармонии.

 

В следующем материале JustMedia.ru расскажет историю создания и переделки фасада филармонии, а также об уникальных особенностях объекта, которые были утрачены. Например, переходе, ведущем из здания филармонии прямиком в сад им. Вайнера. 

 

Прочитать о реставрации органа можно здесь. Интервью с титулярным органистом собора святого Якоба в Любеке Арвидом Гастом здесь.

 

Архивные ФОТО предоставлены Свердловской филармонией.

 

 

Просмотров: 2998

Автор: Екатерина Турдакина

© JustMedia




Фоторепортаж

Новости партнеров


Loading...

Комментарии ВКонтакте


Комментарии facebook


Последние события

Читайте также