Сообщить новость
10 января в 13:35

Тимур Абдуллаев: «Надо подумать о том, как будем использовать ЭКСПО-парк после мероприятия. Он не должен стать разовым, как в Сочи»

Основатель архитектурного бюро In.Form рассказал JustMedia.ru о ходе реализации многих крупных для города проектов.

Тимур Абдуллаев: «Надо подумать о том, как будем использовать ЭКСПО-парк после мероприятия. Он не должен стать разовым, как в Сочи»
Тимур Абдуллаев: «Надо подумать о том, как будем использовать ЭКСПО-парк после мероприятия. Он не должен стать разовым, как в Сочи»

Екатеринбургу необходимо доработать стратегию пространственного развития города, которая должна стать фильтром для утверждения и реализации новых проектов, а также благоустройства территорий, уверен Тимур Абдуллаев. Архитектор считает, что через призму этого документа надо смотреть и на такие масштабные проекты, как комплекс для ЭКСПО-2025.

 

О том, реализуют ли в срок громко заявленные проекты благоустройства нескольких центральных улиц и набережной столицы Урала, как продвигается работа по новому зоопарку, а также о том, почему территория вокруг Центрального стадиона выглядит бедновато, в интервью JustMedia.ru с идеологом и основателем архитектурного бюро In.Form Тимуром Абдуллаевым.

 

—Наш город вновь заявился на ЭКСПО. Если мы выиграем заявку, то успеем ли построить так называемый парк?

 

—У нас есть такие прецеденты как Сочи, Казань, когда при определенном объеме бюджетных средств происходили чудеса. Мы не будем говорить о качестве, но физически реализовать проект к сроку можно. Здесь надо подумать о другом. О целесообразности развития тех или иных территорий, их использовании и функционировании после проведения выставки. Есть пример Олимпийского парка в Сочи, когда вся его система живет какой-то своей жизнью. Она не создала городской среды, не стала транспортно хорошо доступной. Получается, что все это было построено для разового мероприятия.

 

Другой пример – Барселона. Для нее выставка стала драйвером развития нового, интересного, аутентичного района с современной застройкой, где много дополнительных функций.  Мне кажется, что у любого города, который подает заявку на участие в ЭКСПО, должно быть четкое стратегическое понимание планов своего развития.

 

 

 

—В каком направлении, на твой взгляд, необходимо двигаться городу, чтобы приблизиться к европейскому уровню. И какой из городов Европы ты считаешь наиболее идеальным по комфортности среды?

 

—Примеры есть разные, та же Барселона - понятный, комфортный и сомасштабный город. Что касается направления, в котором надо двигаться Екатеринбургу, то, когда я был главным архитектором, занимался в том числе стратегией пространственного развития. Это фактически набор рецептов того, что надо или не надо делать для того, чтобы столица Урала гармонично развивалась. Например, стратегически неправильно создавать удаленные спальные районы с монофункцией и без удобного транспортного обслуживания. Лучше повышать качество и комфортность городской среды внутри Екатеринбурга.

 

Стратегия пространственного развития должна стать своеобразным фильтром для принятия решений по развитию города. Но то, насколько это действительно будет так, зависит от заинтересованности в этой стратегии первых лиц города. Проект анонсирован и еще год назад была презентована концепция, сейчас его дорабатывают, чтобы все предложения были учтены в документах территориального планирования. Правда, в последнее время складывается ощущение, что рабочая группа значительно сбавила темп.

 

—Насколько Екатеринбург можем стать комфортным городом с учетом климатических условий?  

 

—Уральская погода не является фактором, который серьезно мешает. Есть масса примеров скандинавских городов, где схожий климат. И при этом Швеция, Дания и Финляндия – флагманы современного урбанизма. Они сейчас в мейнстриме новых форматов застройки. В России в этом плане преобладает довольно однообразная типология - многоэтажки или индивидуальное жилье за городом. Тогда как в мире существует до десятка ходовых форматов, в том числе те, которые объединяют под одной крышей работу и жилье. Город – это праздник разнообразия, лоскутное одеяло. Чем богаче городская среда, тем больше люди могут найти для себя интересное. С этой точки зрения нашу городскую среду разнообразной и привлекательной не назовешь.

 

 

 

—Раз заговорили про среду. In.FORM и ОСА презентовали дизайн-проекты благоустройства нескольких центральных улиц и набережной. На каком этапе сегодня эти проекты и успеют ли их реализовать в ранее заявленные сроки?

 

—Участие в проекте «Формирование комфортной городской среды», который продлится с 2018 по 2022 годы, – это возможность привлечь федеральные средства под гарантии местных бюджетов. У каждого региона есть свой дотационный коэффициент. Для нашего города он составляет около 50%.  Здесь многое зависит от выделения местными властями необходимых средств для того, чтобы Екатеринбург мог заявиться в эту программу. В заявке надо прописать стоимость реализации проекта. Для этого на основании представленных нами концепций развития необходимо разработать проектно-сметную документацию, провести конкурс через систему госзакупок. Я пока ничего про дальнейшую работу с нашими проектными предложениями не знаю.

 

—Вписываются ли узкие велодорожки на Ленина, которые целый месяц обсуждали пользователи соцсетей, в проект благоустройства центра города? И вообще, намеренно ли они сделаны в таком виде? На других улицах они будет такими же или как-то видоизменятся?

 

—Для меня этот проект реконструкции Ленина и площади 1905 года - загадка. С одной стороны, администрация города инициирует разработку проекта благоустройства центра города по новым принципам и урбанистическим требованиям, с другой – параллельно с этим уже начинается реконструкция причем совершенно по другому проекту. На мой взгляд, эти действия совершенно не коррелированы.

 

Я думаю, что это вопрос к тому, как у нас определяются подходы к благоустройству города. Мне кажется, что этим, все же, должны заниматься в департаменте архитектуры, а не в комитете по благоустройству. Сегодняшняя неопределенность в том, кто же должен определять вопросы развития городской среды внутри города, приводит к нескоординированности действий. 

 

Что касается велодорожек, то для них есть нормативные требования. Та, что на проспекте Ленина, им не соответствует. На мой взгляд, надо рассматривать наличие и устройство велодорожек на улицах как часть общей транспортной системы. Тогда можно понять, на какой улице и какая -  односторонняя, двухсторонняя – нужна. Возможно, на некоторых улицах велодорожки вообще лишние.

 

—Как обстоят дела с зоопарком?

 

—Это довольно сложный вопрос. Зоопарк - это не просто благоустроенная территория для отдыха и развлечений, это очень сложный с технологической точки зрения объект. Кроме того, проект должен иметь жизнеспособную бизнес-составляющую, то есть быть самоокупаемым. А эта тема сегодня одна из самых болезненных. В данный момент ведется совместная работа администрации города, группы «Синара» и нашего бюро по определению объемно-планировочных решений и архитектурного облика будущего зоопарка и разработка технико-экономического обоснования проекта, которое покажет экономическую модель.

 

 

 

—Времени для строительства зоопарка осталось совсем немного. Возникает вопрос финансирования.

 

—В абсолютных объемах это огромные деньги, которые ни город, ни даже такой состоятельный девелопер, как «Синара», в короткие сроки аккумулировать не смогут. Поэтому проект разделен на очереди. Сначала перенесут существующий зоопарк, а уже потом начнут реализовать мечты, связанные с несуществующими жирафами, новыми слонами и океанариумами. По поводу того, в каком порядке будут реализованы задумки, окончательного решения не принято. Обсуждение продолжается.

 

— Уже решено, что будет с территорией старого зоопарка? И вообще, возникают сомнения, что его снесут. Осенью 2017 года был объявлен тендер о строительстве за счет средств бюджета кормовой кухни и кафе за 73 млн рублей. 

 

—Думаю, территория существующего зоопарка в итоге будет вовлечена в городское развитие, как это произойдет, комментировать не готов, так как сам механизм этого пока непонятен. Но то что существующий зоопарк уже морально и физически устарел, не соответствует требованиям по содержанию животных и требует глобальной реконструкции - это факт. Сейчас в мире действуют международные организации объединяющие зоопарки, которые следят за внедрением новых «гуманных» правил содержания животных, и выдержать эти требования на крошечном затесненном участке в центре города практически невозможно.

 

—Не могу не задать вопрос про телебашню. Вокруг объекта ходит много разных слухов, почему она не достроена. Один из них - дефект конструкции. На самом деле она может эксплуатироваться? Есть ли адекватные проекты приспособления башни, много проектов предлагали?

 

—Про дефекты не могу сказать, информацией не обладаю. Но учитывая то, что бетон со временем только набирает свою прочность, не думаю, что башня находится в каком-то аварийном состоянии и требует срочного демонтажа. С точки зрения использования, конечно, все сложно. Объект специфический и требует серьезных средств, чтобы поддерживать его в правильном состоянии. Я думаю, что сам по себе демонтаж – это очень сложная инженерная операция, которая в своих затратах может быть равна ее строительству. Прежде чем заниматься демонтажем, хорошо бы рассмотреть проекты приспособления. Тем более, что за время своего существования, она если и не стала одним из символов Екатеринбурга, то уж точно является очень запоминающимся элементом в панораме города.

 

Проектов приспособления предлагали много, но ни один из них пока не состоялся, потому что коммерческая отдача от подобных историй не оправдывает те, затраты, которые были бы произведены. Я думаю, что надо смотреть на проект более комплексно и попытаться соединить имиджевую историю для города с экономической моделью и смотреть на башню не в отдельности, а, как на единую систему.

 

 

 

—Горожане жалуются, что территория вокруг Центрального стадиона стала похожа на выжженную пустыню. Практически вся зелень была вырублена. Планируется ли как-то озеленить этот участок?

 

—Специфика эксплуатации любого стадиона заключается в том, что в какое-то пиковое время из него должны выйти несколько десятков тысяч человек и куда-то деться. Не на деревья же они полезут. Очевидно, что территории вокруг стадиона нужны, чтобы все болельщики могли по городским улицам уйти или уехать, поэтому на прилегающем к выходам пространстве деревьев и газонов нет.

 

Другое дело, что есть проблема, которая обсуждалась еще на старте проекта. Для любого крупного стадиона есть норматив по площади прилегающей территории. Наш стадион затесненный, и фактически этот показатель не выдержан. Поэтому было много споров на тему: есть ли смысл реконструировать исторический стадион или проще построить новый. Я считал и считаю, что проще и дешевле было возвести новый, технологичный объект, чем работать в стесненных условиях, да еще и с памятником архитектуры. Но в вопросах стадионов один из наиболее важных моментов – это содержание объекта, и город решил, что два стадиона ему не по карману, поэтому было принято решение о реконструкции уже имеющегося.

 

Если говорить о развитии территории вокруг стадиона, то изначально польская компания S&P выиграла конкурс и разработала интересный и хороший проект. Но в условиях жесткого бюджетирования от слишком дорогих и сложных решений отказались, поэтому то что сейчас строят, выглядит бедновато.

 

—Вы – идеолог паспортизации фасадов, к которой очень много вопросов. Особенно по части балконов. Кондиционеры, антенны-тарелки обсуждались не так широко.

 

—Меня смешит масса инсинуаций на эту темы. Все было решено очень четко на старте, потом начались какие-то передергивания. Понятно, что тема балконов злободневная, затрагивает всех и каждого и найдутся недовольные, потому как многие хранят там ненужное барахло, тогда как он для того, чтобы человек мог выйти и подышать воздухом.

 

Давай смотреть на этот вопрос с нескольких точек. Будучи жителем города, один и тот же человек отказывается иногда на балконе, а иногда под ним. И здесь возникает разный контекст восприятия проблемы. Когда человек выходит на свой балкон, то все отлично. А вот, когда он под чьим-нибудь балконом, то, нередко, наверное, думает, что это за идиотский курятник. Улицы города – это наша с вами общая среда обитания. Ее участники должны уважительно относится друг к другу. Хочется креатива – покупай дом за городом. Сам человек не имеет права остеклять балконы и менять внешний вид зданий – это все общественное пространство и точка. Если мы хотим жить культурно и цивилизовано, то такие правила нужно принять.

 

 

 

—Кто в итоге должен платить за приведение внешнего вида балконов к единому знаменателю и что делать, если половина дома за «расстекление», а вторая – против?

 

—В многоквартирных домах собственник коллективен. Ответственность за поддержание объекта в надлежащем и безопасном состоянии лежит на управляющей компании. Предполагается, что она должна озаботится и разработать паспорт фасада, а потом привести жилой объект в соответствии с этим документом. Разумеется, УК должна провести голосование среди жильцов. Кто должен платить? Жильцы уже сегодня за это платят.  Все это должно быть профинансировано из средств на капремонт. Крики о том, что собственник будет платить дополнительно за расстекление и остекление необоснованы. К слову, во многих городах РФ, такие правила уже действуют.

 

Интервью с Тимуром Абдуллаевым об итогах третьей Школы главного архитектора читайте здесь.

 

 

Просмотров: 4548

Автор: Екатерина Турдакина

© JustMedia

Фотограф: Владислав Бурнашев




Новости партнеров


Loading...

Комментарии ВКонтакте


Комментарии facebook


Последние события

Читайте также