Сообщить новость
30 декабря 2016 г в 16:14

Конец двадцатилетней войны и реформа двадцатилетней традиции. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИТОГИ-2016

Каким был этот год для уральских политиков.

Конец двадцатилетней войны и реформа двадцатилетней традиции. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИТОГИ-2016
Конец двадцатилетней войны и реформа двадцатилетней традиции. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИТОГИ-2016

2016 год оказался богат на политические события, который в той или иной мере повлияли на жизнь страны, Свердловской области и Екатеринбурга. Это и военные операции России в Сирии, и убийство российского посла в Турции, выборы Президента США, арест министра Улюкаева и уголовное дело министра Пьянкова, ротации в свердловском правительстве и мэрии Екатеринбурга. Впрочем, три события в Свердловской области заслуживают отдельного анализа. Они не только кардинально изменили политический ландшафт региона, но и стали основой для прогнозов на 2017 год, в том числе и на выборы губернатора.

 

Война и мир

 

Выборы депутатов Госдумы и заксобрания, намеченные на сентябрь 2016 года, имели шанс быть одними из самых интересных в истории Свердловской области: 20-летняя война между городом и областью достигла своего предела, стороны устраивали друг на друга перманентные информационные атаки и протестные акции, губернатор перекрывал финансовые каналы городу, мэрия подавала иски в суд, а гордума практически на каждом заседании составляла обращения в Москву. На этом фоне ожидалось, что каждая из сторон будет стремиться протащить в заксо своих людей, чтобы после выборов манипулировать оппонентом. Но попытку эту пресекла Москва, поскольку из-за войны угроза нависала над выборами в Госдуму. 19 мая серый кардинал мэрии Владимир Тунгусов был назначен главой администрации губернатора Свердловской области. Указ о назначении подписал лично Евгений Куйвашев, тем не менее, для всех было очевидно, что решение принималось на уровне АП.

 

 

По информации политолога Сергея Мошкина, инициатором примирения был руководитель одной из финансово-промышленных групп региона.

 

«Всякий конфликт может быть, как источником развития, так и тормозом, - отмечает Сергей Мошкин. - Конфликт между городом и областью был как раз тормозом для всех, и в первую очередь для ФПГ, поскольку всякий раз они должны были оглядываться на город или на область, лавировать между двумя лагерями. Этому надо было положить конец, а учитывая, что впереди были выборы, идея, инициированная здесь, нашла полную поддержку со стороны АП. В логике Кремля такой конфликт мог только дискредитировать власть, что пагубно сказалось бы на результатах выборов, и в частности на результатах «Единой России».

 

 

Эксперт отмечает: то, что конфликт между Куйвашевым и Тунугсовым ушел из публичной плоскости, вовсе не значит, что он исчерпан. «Одними перестановками подобного рода противостояния (а это не только две персоны, но и две группы влияния, зависимые группы, бизнес) не решаются», - отмечает Сергей Мошкин. Смысл заключался в купировании конфликта, что пошло на пользу и политикам, и бизнесу.

 

«Насколько пойдет процесс оздоровления, не знаю, но градостроительные полномочия городу не вернули – это один из симптомов того, что проблемы остаются, - отмечает политолог. – В этом смысле интересным будет 2017 год. Мне кажется, что до мая 2016 года губернатор даже не думал идти на следующий срок и подбирал себе работу в соответствии со своим возрастом и послужным списком. Но тут случилась акция по принуждению к миру, которая решила главную проблему Куйвашева – конфликт с Тунгусовым. То, что Тунгусов активно впрягся в работу по продвижению ЕР и показал абсолютную лояльность губернатору, заставило его подумать о втором сроке».

 

Впрочем, решение о втором сроке принимает не сам губернатор, а Президент. Решение по этому поводу не принято до сих пор, об этом заявил сам Куйвашев на итоговой пресс-конференции. Очевидно, что Кремль сделает ставку на кандидата, способного без проблем избраться, если и не показать чеченский результат, то хотя бы набрать более 50% голосов. В то же время, он должен быть управляемым и лояльным режиму. В связи с этим эксперты советуют внимательно следить за поведением другой влиятельной персоны – мэра Нижнего Тагила Сергея Носова.

 

«До мая Куйвашев имел противостояние по двум фронтам, - напоминает Сергей Мошкин. - Не случайно между Носовым и Тунгусовым сложился серьезный альянс, выстроенный в противовес губернатору. Переход Тунгусова в областную администрацию этот альянс разрушил. Но Сергей Константинович никуда не делся. И он не для того возвращался в регион, чтобы вечно быть мэром Нижнего Тагила. Он один срок отработал, у него осенью 2017 года выборы. У меня ощущение, что он не хочет еще раз избираться в Нижний Тагил. У него остались губернаторские амбиции, лоббистские возможности и связи в АП. Думаю, он сейчас использует свои связи, чтобы прозондировать почву насчет губернаторского поста. Все решится в зимний или ранневесенний период. Для Носова важно, чтобы в глазах тагильчан он ушел на повышение. Это или министерский пост, или в полпредство, или губернатором».

 

 

«И вот настал великий день – мне дали в руки бюллетень…»

 

На фоне установившегося мира между городом и областью выборы депутатов Госдумы и заксобрания прошли спокойно. По одномандатным округам в Госдуму прошли семь единороссов, по партийным спискам кроме ЕР в федеральный парламент попали трое либерал-демократов, двое эсеров и двое коммунистов, остальные мандаты тоже достались единороссам.

 

«Возвращение к смешанным выборам в Госдуму я приветствую, -отмечает Сергей Мошкин. - Мы живем в федеративном государстве, и голос регионов должен быть услышан. Сами люди разные, вряд ли они будут выходить консолидировано на решение тех или иных вопросов. Но то что это будет дополнительный лоббистский импульс, я даже не сомневаюсь. Депутат-одномандатник, представляющий конкретную территорию, имеет больше интереса в сторону избирателей, нежели на партийную бюрократию. Это медицинский факт. Насколько они там эффективно работают, надо будет судить через некоторое время. Многие из них новички, им надо осмотреться, понять, где какие рычаги, педали нажимать. Надеюсь по каким-то вопросам они будут выступать консолидировано, в интересах области. Это касается межбюджетных отношений, финансирования отдельных проектов, программ».

 

Эксперт отмечает, что получив большинство кресел в заксо, единороссы будут принимать и поддерживать решения исполнительной власти с помощью партийной дисциплины. «Если бы Тунгусов не перешел в обладминистрацию, итоги выборов были бы другими. Парламент абсолютно лоялен исполнительной власти области и ничем не будет отличаться от прошлого созыва», - говорит Мошкин.

 

С ним не согласен один из участников предвыборной гонки Вячеслав Вегнер, получивший мандат по спискам КПРФ. Он отмечает, что новый созыв значительно уступает прежнему в плане профессионализма.

 

«Прежний состав был более профессионален, выше на голову, - говорит депутат. - Это связано с тем, что заксо наполовину обновилось, и людям, которые сегодня пришли, необходимо какое-то время, чтобы войти в курс дела, понять, в чем состоит законотворческая деятельность. От этого выиграли административные органы, в первую очередь губернаторский корпус, администрация, правительство. Непрофессионалами легче управлять. Мы убедились в этом на примере с бюджетом. Если в прошлом году на бюджете мы с Фамиевым (экс-депутат заксо – прим. ред.) отрывались, то в этот раз никаких замечаний, бюджет прошел на ура, люди не готовы были оппонировать».

 

 

Парламентарий убежден – чем больше ЕР стремится к узурпации власти, тем ближе ее конец:

 

«Они наступают на те же грабли, на которые в свое время наступила КПСС, в результате чего умерла. Они пытаются ввести монополию на власть, всерьез обсуждают сокращение выборов по партийным спискам в Екатеринбурге, насколько я знаю, они будут вносить такой законопроект. Их вдохновил пример того, что все ондомандатники – единороссы. Это путь к смерти через загнивание. Они хотят отменить выборы мэра в Екатеринбурге. Эти вопросы они протолкнут, но это скажется печально на их же судьбе».

 

Раскритиковал Вегнер и декларирование единороссами построения «депутатской вертикали»:

 

«Я пока вижу только, как работает Андрюха Альшевских, он эту вертикаль пытается выстраивать. Он заранее всех обзванивает, его помощники организуют встречи, он приезжает уже готовый, какие-то вопросы решает. В этом плане Андрюха, конечно, красавец. У него школа КПРф, он всегда работал на людей. А вообще депутатов не видно-не слышно, и обидно. Был замечательный губернатор Россель, который раз в месяц, раз в два месяца собирал депутатов, чтобы лоббировать интересы региона. Сегодня этого нет. Надо, чтобы губернатор их собирал. Потому что они наши толкачи. Они должны по своим профилям ходить в министерства, выбивать какие-то деньги, участвовать в программах. Я пока не вижу этих собраний. В этом плане вертикаль нерабочая. Плохо, что депутаты Госдумы не ходят на заседания заксо. Я весной несколько раз выступал по проблеме «фунфыриков», мы принимали обращение к федеральным законодателям, они ничего не сделали. А как 70 человек умерли, их жареный петух в жопу клюнул. Если бы депутаты занялись весной этим делом, пропихнули наше обращение, не было бы «фунфыриков», и 70 человек были бы живы».

 

 

Саму кампанию депутат назвал «классически-грязной»: «подметные газеты, листовки, в которых я якобы снялся и призываю голосовать за Гаффнера. Ну и сам день выборов – это спаивание, подвоз, вся классическая чернуха».

 

 

Реформа «20-летней традиции»

 

В сентябре 2016 года Евгений Куйвашев начал реформу регионального правительства. Началась она с отставки премьера Дениса Паслера и упразднения поста председателя правительства. Эти функции теоретически взял на себя сам Куйвашев, на практике же руководство разделено между вице-губернаторами и первыми вице-губернаторами.

 

Любопытно, что этой реформой Куйвашев разрушил 20-летнюю традицию, заложенную еще в первой редакции устава Свердловской области, в которую эта форма перекочевала из устава Уральской республики: двухпалатный парламент и разделение функций губернатора и премьера.

 

«Вся административная машина с 1995 года работала в этом режиме, и сложилась определенная традиция, культура разделения обязанностей и полномочий, - напоминает Сергей Мошкин. - Как правило, премьер – это «рабочая лошадка», которая выполняет всю повседневную работу, связанную с обеспечением хозяйственно-экономической деятельностью Свердловской области. Такими были Трушников, Воробьев, Паслер. А губернаторы всегда выполняли представительские функции. На это был заточен аппарат и все министерства. Эту традицию поломать одним решением сложно».

 

 

Эксперт отмечает, что для принятия такого решения нужны были веские аргументы. Тем более, что еще весной депутат заксобрания Андрей Альшевских выступал с этой идеей и не нашел поддержки у коллег, равно как и губернатор высказался категорически против, поскольку не был готов взваливать на себя функции премьера - заниматься рутинной и чрезвычайной работой. Процесс ускорился сразу же после сентябрьских выборов.

 

«Дело не в конфликте между Паслером и Куйвашевым, а в том, что последний решил идти на второй срок, - отмечает Сергей Мошкин. - И для придания статуса на небосклоне должна светить одна звезда. Паслер, безусловно, был одной из кандидатур на губернаторский пост. Думаю, это решение было продиктовано именно такими политически-конъюнктурными задачами, дабы обеспечить себе дополнительный статус. Тем более, что пока эта мера не показывает свою эффективность. Все-таки традиция позволяла вопросы решать более оперативно. Сейчас заседания правительства проводятся реже, бумаги лежат дольше, вопросы не решаются».

 

 

Впрочем, члены кабмина уже перенастроились. Они признаются, что, казалось бы, декоративная реформа, целью которой была отставка Паслера, изменила стиль их работы.

 

 

Леонид Рапопорт, министр физкультуры, спорта и молодежной политики:

 

«Я почувствовал изменения. Появились прямые коммуникации с губернатором – председателем правительства, прямые коммуникации с первыми заместителями губернатора. Скажу еще, хотя я душу вложил в молодежную политику, я рад, что теперь ею будет заниматься самостоятельный департамент (Куйвашев подписал соответствующий указ в ноябре, возглавит департамент, предположительно, олимпийская чемпионка Ирина Зильбер – прим. ред.). Они пришли ко мне, у них бюджет был 10,2 млн, уходят сейчас с 215-миллионным бюджетом. Т.е. бюджет увеличился в разы. Конечно же, я буду помогать департаменту в рамках их полномочий и в рамках совместной деятельности. И, конечно же, это для меня теперь больше свободы и больше времени для занятия профессиональной деятельностью - физической культурой и спортом. Не могу говорить за все правительство, но эффективность министерства повысилась».

 

 

Дмитрий Нисковских, и.о. министра инвестиций и развития:

 

«Перенастройка прошла, появилась более тесная коммуникация с главой региона и со всеми министрами, и с профильными вице-губернаторами. На мой взгляд такая перенастройка достаточно эффективно скажется на работе правительства, и сегодня это уже ощущается на заседаниях: губернатор свободно общается со всеми членами кабинета министров и доводит свою позицию и задачи, которые необходимо решить, по тем ключевым вопросам региона, которые мы рассматриваем».

 

Просмотров: 5163

Автор: Редакция JustMedia

© JustMedia




Новости партнеров


Комментарии ВКонтакте


Комментарии facebook


Последние события

Читайте также