Сообщить новость
31 декабря 2015 г в 13:23

Ужас капремонтов, отмывание денег на ИННОПРОМе и долгожданно-неожиданный Ельцин-центр. Политические итоги года глазами далеких от политики уральцев

Чем запомнился уходящий год людям, не связанным с политикой.

Ужас капремонтов, отмывание денег на ИННОПРОМе и долгожданно-неожиданный Ельцин-центр. Политические итоги года глазами далеких от политики уральцев
Ужас капремонтов, отмывание денег на ИННОПРОМе и долгожданно-неожиданный Ельцин-центр. Политические итоги года глазами далеких от политики уральцев

Уходящий год богат был политическими событиями: попытками отставки сити-менеджера, отъемом полномочий у Екатеринбурга, скандальными заявлениями публичных политиков. Обо всем этом могли бы рассказать политологи, депутаты или чиновники. Но так мы уже делали в прошлые годы, поэтому нынче решили спросить известных уральцев, далеких от политики, какими политическими событиями запомнится им 2015 год.

 

 

Александр Ёжъ Осипов, фотограф:

 

Диму Лошагина посадили. Как раз перед этим он приходил ко мне на открытие выставки. Правда, сильно не светился. Я познакомился с ним лично буквально за пару недель до этого.

 

Мост на Челюскинцев перекрыли. Как раз перед этим я на этом мосту подвешивал девочку на качелях (для фотосъемки — прим.ред.). Думаю, это как-то связано (смеется), думаю, я был последней каплей.

 

На открытие Ельцин-центра не пошел, потому что на него пошли все. Я стараюсь не ходить туда, куда все идут. Что там поймаю? Около сотни фотографов или идти поболтать. Не люблю находиться в течении, куда все — туда и я, стараюсь наоборот плыть против течения.

 

К самому центру отношение двоякое, как обычно. С одной стороны, — это деньги, которые вбухали, с другой стороны — это лицо города, как Храм-на-Крови, который нашим людям не нужен, но когда говорят о Екатеринбурге, сразу вспоминают Храм-на-Крови, расстрелянную царскую семью. Ельцин-центр — это лицо города и хорошая площадка, я вообще люблю, когда открываются хорошие площадки.

 

Конечно, ИННОПРОМ — это одна из самых больших выставок в ЭКСПО, там работать и снимать интересно, заказывают репортажи, но по мне так это просто сливание и отмывание денег, он совершенно никому не интересен. Договоров по сути никаких не заключаются. Для контрактов он не нужен, их можно и так заключать. Это мое субъективное мнение. Ничего нового от выставки к выставке не появляется, все одно и то же. В этом году Китай присоединился, техники много привезли. Визуально этот проект интересен, а вот насчет денег — нет.

 

 

Наталия Соломеина, дизайнер, владелец модного дома «Соло-Дизайн»:

 

Я удивляюсь, каким образом работает Татьяна Львовна Ярошевская. В эпоху сокращения бюджетов и вывода объектов культуры на самоокупаемость она показывает бойцовские качества, просто удивительно, как ей хватает сил, возможностей отстаивать развитие культуры в городе — отремонтирован ТЮЗ, многие площадки, музеи, все работает. Екатеринбург не должен лишать себя культурных объектов, Екатеринбург — это мегаполис, и, если мы хотим стать третьей столицей, а не провинциальным городом, то нам надо стремиться оберегать и охранять объекты культурного наследия.

 

Запомнилась Людмила Валентиновна Бабушкина, которая пашет круглосуточно с этими проектами — единственная дама среди законотворцев мужчин.

 

Чудовищный проект с капремонтами. Мне кажется, это просто ужас. Человеку без подготовки в этом не разобраться, но сразу понятно, что-то в этом не так. Такой негатив, а результатов никаких. Закон принят, он должен каким-то образом работать. А где отремонтированные дома и подъезды?! Взять тот же Городок чекистов, из которого я съехала, меня выдавили оттуда — здания не ремонтируются, балкон обваливается. А ведь это памятник федерального значения. Капремонт обычных домов финансируются за счет жителей, а что с памятниками архитектуры, которые принадлежат государству? Полный хаос, разброд и шатание. Не то, что козырнуть нечем, но даже показать нечего. То же «Справедливое ЖКХ» — это политическая организация со скандальной теперь уже репутацией. Сегодня законы принимают, но они не работают. Депутаты и чиновники просто занимаются политическими игрищами, «прятаньем» денег.

 

Говорят, что малый бизнес будут поддерживать, но я сама живу и работаю в Екатеринбурге уже 20 лет, вижу, что происходит. Я занимаюсь fashion-индустрией, мой модный дом существует, и это удивительная история. Ему 20 лет, но я в этом году чуть не закрылась. Есть определенные механизмы, которые помогают малому бизнесу, существуют фонды поддержки малого и среднего бизнеса, но это все нерабочее, какие-то мертвые структуры, которые ничего не делают. Я сама ходила в этот фонд поддержки предпринимательства, мне выдали проспекты и буклеты, но моя деятельность не входит ни в какой перечень предприятий, на которые государство худо-бедно обращает внимание.

 

«Титановые долины», какие-то инновационные технологии, люди, которые поднимают тяжелую промышленность… А как же я со своим удивительно красивым бизнесом? Я одеваю людей, это в духе импортозамещения, это так прекрасно. Я предоставляю людям рабочие места, самым незащищенному населению мегаполиса — женщинам. И меня душат, давят. Ни льгот, ничего, все направлено на то, чтобы меня убить, задушить, чтобы моего предприятия не было. Усугубились проверки, нас проверяют все фискальные органы. Если ты чуть-чуть задержишь пенсионные отчисления, у тебя мгновенно блокируются счета. После черного вторника, скачка доллара и евро в разы поднялись цены на закуп. На заработанные деньги я не могу ни выплатить зарплату, ни заплатить аренду, ни покрыть пенсионный фонд. Какое-то безвременье. Если законотворцы и люди у власти, которые занимаются политикой, не будут обращать внимания на такие маленькие предприятия, как мое, то нас просто не будет. Я этим возмущена. Бруно Ясенский говорил: «Не бойтесь друзей — они могут лишь предать вас; не бойтесь врагов — они могут лишь убить вас; бойтесь равнодушных, ибо только с их молчаливого согласия совершаются предательства и убийства». Так вот сейчас совершается абсолютное убийство моего предприятия в Екатеринбурге.

 

 

Сергей Скробов, хранитель музея истории Екатеринбурга:

 

Безусловно, самым значимым событием в политической жизни региона было открытие Центра Ельцина. Такого ожидаемого и одновременно неожиданного события в истории области не было никогда. Хотя бы потому, что последний случай приезда на Урал руководителя государства со своими главными помощниками был лишь в 1824 году при императоре Александре I. Да и подобного по статусу комплекса на Урале никогда не предполагалось. Как не удивительно, даже в советские годы город Свердловск не был «удостоен» ни ленинского мемориала, ни постоянного памятника Сталину, да и единственный на Урале государственный центр памяти, посвященный Якову Свердлову, был довольно мал. Конечно, как и его предшественники, наверняка, через пару-тройку десятилетий неоднозначный для местных жителей Ельцин-центр трансформируется во что-то иное. В остальном же, политические события были довольно ровные, несмотря на некоторые всплески и медийные скандалы. Но подобные случаи были и в конце XVIII века и в 1917 году. Первый полноценный политический кризис в Екатеринбурге случился еще 25 сентября 1808 года. С того же времени политическая жизнь региона, особенно в преддверии приближавшихся выборов, всегда была связана с «…прежним неладом с законом наших противников…» и обвинениями в подковерных играх.

 

 

Иван Соломин, технический консультант ОКБ «АТОМ»:

 

Самое громкое политическое событие, пожалуй, уголовное дело Олега Кинева. Ситуация вокруг убитой старушки и попытки привязать главу города Ройзмана к этой теме. Как показывают последние суды, все отрекаются от показаний против Ройзмана, и он выходит чистым из воды.

 

Из последнего вспоминается история с Умниковой, как ее пытались протащить директором в девятую гимназию. Как я понял, результатом отказа нынешнего директора в ее пользу стало громкое информационное сопровождение всей этой ситуации. Однако восставшие учителя и ученики сыграли существенную роль, так что Умникову отодвинули от «кормушки».

 

Из областных событий можно вспомнить несвоевременный запуск отопительного сезона в Дегтярске. Думаю, что там все получат по шапке, если еще не получили. Ну, и Караваев, конечно, с его фондом, который с каждым днем «обсерается» все больше и больше.

 

Сразу две интересных истории произошли с Гаффнером. Первая — с его советом «надо меньше питаться», вторая — с его сыном, который снимал колеса с автомобиля. Думаю, с поста председателя аграрного комитета заксо он не уйдет, потому что он наглый, хамоватый и пойдет на выборы. Понятно, что такой информационный бэкграунд ему не с руки, не знаю, на что он рассчитывает.

 

Про Вячеслава Вегнера не стоит забывать — он перебрался из городской думы в областную. Это хорошая рокировка. Коммунисты в этом плане переиграли единороссов.

 

Лично меня тревожит тема с городским транспортом и не особо активным желанием городского комитета по транспорту обновлять подвижной состав. Закупили белорусские автобусы, половина из которых не ходит по линии, в то время как трамвайный парк в большей степени амортизирован в плане подвижного состава. Это меня расстроило.

 

Порадовал состав переизбранной городской Общественной палаты. Рад за нескольких своих соратников, которым удалось получить там места совершенно заслуженно. Видно, что люди работают, кто-то громко, а кто-то не очень, но, тем не менее, результаты есть, и мы их знаем. Для жизни города такой расклад по Общественной палате, которая раньше считалась стопроцентной вотчиной администрации города, успешен. Сейчас состав разбавлен, в том числе совершенно рядовыми активистами. Это большой шаг вперед, надеюсь, эта тенденция сохранится и на следующий год.

 

 

Юрий Казарин, поэт:

 

Выборы председателя гордумы Екатеринбурга Евгения Ройзмана были еще в 2013 году, но сегодня мы имеем некий итог. У нас нет мэра, и это очень плохо. Я думаю, губернатору нужно решать проблему. Есть сити-менеджер, есть глава думы, Якоб и Ройзман противопоставлены друг другу, и это нехорошо. Из событий политического масштаба, связанных с литературой, могу отметить, что у нас впервые прошел фестиваль редакторов толстых журналов. Это политика регионального министерства культуры, было бюджетное финансирование. Встречи и лекции посетили тысячи человек. В этом году собираемся повторить.

 

А вообще, политики в области нет. Хорошо, когда ты не замечаешь, что что-то происходит, ломается, рушится. Я не вижу концлагеря, разгула либеральных сил. Только снег не убирают, а так-то все хорошо. Столкновения — это плохо для народонаселения. Область у нас самая стабильная. Это, конечно, благодаря Эдуарду Эргартовичу (Россель — экс-губернатор — прим.ред.). Он как-то так организовал область, что до сих пор на его энергии, вложенной в регион, все и держится. Россель — великий человек, крупный деятель, куда крупнее Ельцина, на мой взгляд, потому что Ельцин — фигура неопределенная, а Россель — хозяйственник, человек честный, беспризорник в прошлом, знающий, что такое жизнь, кусок хлеба.

 

ФОТО: JustMedia, Ксения Лашкова и Facebook.

Просмотров: 6687

Автор: Татьяна Рябова

© JustMedia




Новости партнеров


Loading...

Комментарии ВКонтакте


Комментарии facebook


Последние события

Читайте также