Сообщить новость
24 января в 15:42

«Люди прыгали из окон: кто на провода попадал, кто куда. Средств эвакуации тогда не было». Вспоминаем истории крупных свердловских пожаров. СПЕЦПРОЕКТ

Читайте, как пожарные без современной техники тушили дом контор, гостиницу Исеть и справлялись с последствиями взрыва на Сортировке.

«Люди прыгали из окон: кто на провода попадал, кто куда. Средств эвакуации тогда не было». Вспоминаем истории крупных свердловских пожаров. СПЕЦПРОЕКТ
«Люди прыгали из окон: кто на провода попадал, кто куда. Средств эвакуации тогда не было». Вспоминаем истории крупных свердловских пожаров. СПЕЦПРОЕКТ

«На улице Малышева расположена троллейбусная линия.  Из-за проводов мы не могли поставить машины, чтобы трехколенная штурмовая лестница доставала до конца. Людям приходилось прыгать из окон Спасатели останавливали тентованные УАЗы, снимали ткань и натягивали ее под окнами горящего здания, которая часто рвалась и человек разбивался», - именно так вспоминают сотрудники МЧС пожар в Доме контор.

 

20 января свердловской службе пожаротушения исполнилось 45 лет. В связи с той знаменательной датой JustMedia.ru встретился с героями огненного фронта, чтобы вспомнить самые серьезные происшествия в нашем регионе за последние полвека.

 

 

Сегодняшний материал станет первым в нашем новом СПЕЦПРОЕКТе. В нем мы расскажет и покажем историю становления пожарной охраны. Наши читатели увидят трудовые будни работников этой нелегкой профессии, а также узнают о том, как изменялся транспорт, одежда и техника пожарных за последние 100 лет.

 

В Свердловске первые штабы, которые со временем преобразовали в службы пожаротушения, появились 20 января 1973 года. Наш регион стал одним из первых, где они были сформированы. До этого с 1934 году существовал отдел пожарной охраны. В смену работал один оперативный дежурный, который выезжал с командами на пожар и руководил его ликвидацией. 

 

«В 1973 году издали приказ о создании штаба пожаротушения. В управлении пожарной охраны появились должности: начальник тыла службы пожаротушения, замначальника руководителя пожаротушения и замначальника штаба, то есть руководитель пожаротушения», - сообщил ветеран службы Александр Коваленко, который проработал в ведомстве около 35 лет и дослужился от рядового пожарного до замначальника управления пожарной охраны Свердловской области.

 

Сообщали о пожаре, как и сегодня, по номеру 01. На телефонах дежурили три женщины-диспетчера, которые принимали данные и перенаправляли их в подразделения.

 

Информация о характеристике здания хранилась на перфокартах. Как только сообщение о возгорании поступало на пульт, старший диспетчер находил нужный адрес и смотрел данные о перекрытиях, этажности и кровле объекта. Также была указана первичная расстановка пожарных машин. Все это передавалось на автомобиль связи, где находился руководитель тушения пожаров. Он составлял расчет тушения, фиксировал время прибытия машин.

 

 

По словам Александра Михайловича, первоочередной задачей всегда было спасение людей, а потом уже тушение пламени. Однако не всегда техника позволяла сделать все возможное.

 

Дом контор. «Люди прыгали и разбивались».

 

Происшествие произошло в марте 1974 года. Причиной стала зажженная спичка, которую уронил на пол один из строителей. Он покрывал пол мастикой, разведенной бензином. На четвертом  этаже дома в тот момент находились около 160 человек.

 

«На улице Малышева расположена троллейбусная линия.  Из-за проводов мы не могли поставить машины, чтобы трехколенная штурмовая лестница доставала до конца. Людям приходилось прыгать из окон: кто на провода попадал, кто куда. Тогда не было средств, которыми можно было спасти», - рассказывает Коваленко.

 

Спасатели останавливали тентованные УАЗы, снимали ткань и натягивали ее под окнами горящего здания, которая часто рвалась и человек разбивался. В результате пожара погибли 7 человек, пострадали 22 свердловчанина, из них 16 выпрыгнули из окон.

 

«Несмотря на то, что был март, на улице было холодно. Когда тушили, замерзали пожарные рукава. Приходилось их ломать и отвозить в части, в тепло, чтобы они оттаяли», - добавил он.

 

«Тогда людей впервые спасали с помощью пожарных рукавов». Гостиница Исеть.

 

Пожарные впервые столкнулись с тушением высотных зданий, когда загорелась гостиница Исеть. Это произошло в феврале 1968 года.

 

«По тем меркам постройку отнесли к высоткам. Там были деревянные перекрытия, которые увеличивали скорость распространения огня. В этот день мы первый раз тушили пожар подачей пены высокой кратности на последние этажи», - вспоминает ветеран.

 

Александр Коваленко добавляет, тогда у спасателей впервые возникла мысль спасать людей по пожарным рукавам, только потом стали создавать пенные и воздушные подушки для эвакуации.

 

«Ехали, не зная адреса. Ориентировались на пламя». Взрыв на станции Свердловск-Сортировочный.

 

4 октября 1988 года Александр Коваленко выезжал на ликвидацию последствий после взрыва вагонов на станции Свердловск-Сортировочный. Зона разрушения достигала около 5 километров: пострадали жилые и промышленные постройки, начался пожар.

 

«Мы с таким никогда не сталкивались, - начал рассказ он. -  Когда это случилось, девочки, сидевшие на 01, сказали, что на углу Ленина и Карла Либкнехта в рыбном магазине «Океан» задрожали и потрескались стекла. Не зная адреса, на пламя и откуда предположительно был слышен хлопок, отправили седьмую часть. Они уже передали точные координаты».

 

Выехали 39 оперативных отделений. Всего было задействовано 380 курсантов и офицеров Свердловского пожарно-технического училища и учебного центра Управление государственной противопожарной службы.

 

«Когда я прибыл на место происшествия, то увидел на территории станции резервуары с топливом массой около 2-3 тонн. Они начали гореть. Столб едкого черного дыма шел в центр города», - делится ветеран.

 

К моменту возгорания горючего закончилась вода. Тогда в ход пустили не только специализированную технику, но и машины, которые моют дороги в городе. Они подвозили воду и сливали ее в котлован под железнодорожным мостом.

 

«Решили готовить пенную атаку. Дали приказ, чтобы была произведена откачка топлива. Но не все командиры согласились с этим решением, опасались, что снижение уровня горючего приведет к новому взрыву. Я был среди тех, кто предлагал поднять его, закачав воду, так легче было тушить», - говорит Александр Коваленко.

 

После прибытия на место ЧП пожарные боролись с пламенем на разных объектах семь часов. Тогда в результате взрыва погибли около 13 человек, успели спасти 140.

 

«Он быстро развился по пустотам. В  итоге обрушилось перекрытие между этажами». Пожар  в общежитии УПИ

 

«Потушили классическим способом, но разбор пожара был трагический», - объясняет Александр Коваленко. По его воспоминаниям, возгорание произошло в 1978 или 1979 году после окончания зимней сессии. В одной из комнат на четвертом этаже студент включил электрическую плитку и забыл про нее.

 

«Около 2:00 на пульт поступил звонок. Мы приехали на место одними и первым, но на то время пожар развивался уже 40 минут. По нашим расчетам, сообщение было поздним. Нужно было вывести людей. Шли за людьми еще по нормальному полу. На обратном пути сквозь щели уже выбивалось пламя. Были разные люди: одни послушно шли, другие - решали вернуться за забытыми вещами», - говорит ветеран службы пожаротушения.

 

Пожар получил затяжной характер. Он быстро развился по пустотам. В  итоге обрушилось перекрытие между третьим и четвертым этажами. К счастью, в ту ночь обошлось без жертв. Пожарные спасли около 150 студентов, которые решили задержаться после сдачи экзаменов. Ожоги пятой степени получил начальник караула Ефим Канавалов.

 

«Это потом уже до нас дошло, что можно было стволом-ломом пробить стену или пол, чтобы их не разбирать, и подавать туда воду, увеличив площадь тушения», - объясняет Александр Михайлович.

 

За этот пожар свердловские огнеборцы получили замечание из главного управления в Москве. Это произошло из-за неправильного описания произошедшего. Так, в одной из граф табеля было отмечено, что когда на место ЧП прибыло первое подразделение, площадь возгорания составляла 5 кв метров. На самом деле она была в несколько раз больше.

 

«Ты не гони волну, ты разгребай, когда идешь». Пожары в кабельных тоннелях.

 

Почти каждый пожарный прошел крещение кабельными тоннелями на промышленных предприятиях. Их высота обычно до 2 метров, но они очень узкие. Вдоль стен на штырях идут силовые кабеля разного сечения.

 

«Тоннель не обязательно прямой, он имеет разветвленную сеть, то есть можно зайти, как в лабиринт, и заблудиться. А это высокая температура, горение кабеля - черный едкий дым. И раньше на вооружении были ни как сейчас аппараты на сжатом воздухе, а кислородные изолирующие противогазы», - говорит начальник дежурной смены службы пожаротушения Свердловской области Дмитрий Руф.

 

Действие противогаза ограничено. Это примерно три часа. За это время нужно было найти очаг, локализовать его и вернуться обратно.

 

«У меня один раз был случай. Приехали на пожар на трубопроводный завод. Получили все документы на отключение напряжения в туннеле. Я знал особенности планировки данного предприятия. Со звеном спустились вниз, нашли очаг и зашли в одно из ответвлений туннеля. И в это время происходит короткое замыкание кабеля. Кто, где, что включил?» -  присоединился к беседе еще один ветеран Николай Болонин, который проработал пожарным 22 года и ушел на пенсию с должности заместитель начальника службы пожаротушения.
«Да,  когда идешь по кабельному тоннелю, то не знаешь, что отключили, а что нет. У нас в быту-то каждый электрик прокладывает свою линию, а тут промышленное предприятие. И напряжение больше, чем 220 вольт. Бывает еще и пространство уже заполнено пеной. И ладно, если в звене впереди идет средней комплекции человек, а если крупный товарищ, под метра два? Потом смеемся: «Аркаша, ты не гони волну, ты разгребай, когда идешь», - говорит Александр Коваленко.

 

«Мы находились там 4-5 дней. Но взрывалось это дело еще месяц». Пожар на складе боеприпасов в Лосином

 

Ветеран Николай Болонин входил в элитное подразделение - четвертый региональный спецотряд. Всего там значились 40 человек.

 

«Когда мы приезжали на пожар, остальные части могли отдыхать. У нас была вся техника, в том числе, чтобы поднимать, разбирать, распиливать конструкции».

 

В июне 1998 года в результате попадания шаровой молнии на складе боеприпасов в поселке Лосиный начался сильный пожар. На место ЧП отправили спецотряд. Боеприпасы, по словам очевидцев, разлетелись на расстоянии более 200 метров и врывались. Образовались многочисленные очаги горения в лесном массиве. Огонь охватил 340 гектаров.

 

«Мы находились там 4-5 дней. Потом основные подразделения были выведены, но взрывалось это дело еще месяц. У меня задача была простенькая во главе спецотряда: налаживание связи и протушивание полосы вдоль дорог, чтобы могла подходить военная техника, которая занималась разминированием», - говорит Николай Болотин.

 

«Ты обвяжи беременную веревкой. Она упирается и не лезет». Пожар в девятиэтажке на Пехотинцев.

 

Александр Коваленко вспоминает, как пришлось однажды геройствовать из-за невнимательности.

 

«Тушили пожар на 9-м этаже в многоэтажке на Пехотинцев. Планировка такая, что попасть наверх никак невозможно. Высокая температура, деревянные косяки повыгорали. А там женщина в положении», - начинает он.

 

На пожарных машинах не оказалось ни одной штурмовки. Механическая лестница не доставала.

 

«Решили эвакуировать по штурмовой лестнице. Тогда еще они были не металлические, а деревянные. Лестница рассохлась - пришлось шарфами стягивать. Боевой товарищ снял сапоги, взобрался по лестнице и полез на балкон. Я говорю: «Ты обвяжи беременную веревкой, ну мало ли что бывает». Она упирается и не лезет. Боится человек. Нужно же попасть на лестницу с балкона. С трудом спустил ее ко мне».

 

P.S. Ветераны вспоминают, что раньше, приезжая с таких пожаров, нельзя было даже помыться. В частях не было душевых. Это теперь все иначе, в подразделениях созданы комфортные условия для несения службы личным составом.

 

«В наше время и боевки были из брезентухи. Иногда не успевали просыхать. Мы работали раньше сутки через двое. Выдавали один комплект человеку на три года. Конечно, сгорит -  будет новый, только ты еще за это и получишь: «Почему сгорела, куда ты смотрел»».

 

Вспомнив прошлое, заслуженные сотрудники службы шутят: «В пожарной охране все хорошо, но как на пожар, то хоть увольняйся». Поэтому в этой службе стараются придерживаться примет. У них не принято чистить сапоги на сутках и желать друг другу спокойной ночи. Лучшие напутственные слова: «Сухих рукавов». После поверки в подразделениях никто не жмет другу руки, чтобы вновь не встретиться на позднем вызове. Этого же правила придерживаются и на пожарах. Отмечают огнеборцы еще одну интересную закономерность: самые крупные пожары ежегодно выпадают на определенную смену.

 

Продолжение СПЕЦПРОЕКТА читайте в следующих материалах JustMedia.ru.

 

Фотоматериалы предоставлены МЧС и взяты из «Обычный Свердловск. РФ.».

 
 

Просмотров: 31908

Автор: Анна Позднякова

© JustMedia

Фотограф: Александр Кадников




Новости партнеров


Loading...

Комментарии ВКонтакте


Комментарии facebook


Последние события

Читайте также