Сообщить новость
25 июля 2016 г в 12:05

Особенности национальной охоты: екатеринбурженка «выбила» с немца тысячу евро за шальную пулю, которая едва не лишила ее жизни. СПЕЦПРОЕКТ

Спустя почти год после трагедии девушка рассказала свою историю JustMedia.

Особенности национальной охоты: екатеринбурженка «выбила» с немца тысячу евро за шальную пулю, которая едва не лишила ее жизни. СПЕЦПРОЕКТ
Особенности национальной охоты: екатеринбурженка «выбила» с немца тысячу евро за шальную пулю, которая едва не лишила ее жизни. СПЕЦПРОЕКТ

Молодая екатеринбурженка Екатерина Меркушева сама вышла на журналистов JustMedia. Говорит, что когда-то мечтала, чтобы ее рассказ опубликовали известные немецкие издания или даже «Нью-Йорк Таймс». Спустя почти год после трагедии девушка готова поделиться историей шальной пули, забытой в ружье невнимательным немецким охотником. Одна такая пуля едва не отняла у нашей собеседницы жизнь, а другая спустя пару месяцев лишила девушку отца. Екатерина рассказала JustMedia о печальных особенностях национальной охоты, своей маленькой победе в борьбе за справедливость и желании привлечь внимание общества к проблеме безответственности охотников.

 

«Когда увидела сквозную дыру в кирпичной стене, ужаснулась»

История Екатерины началась с того, что девушка решила попрактиковаться в немецком языке. Она пару лет прожила в Германии и соскучилась по общению. Когда появилась возможность поехать в качестве переводчика в охотничьи угодья с группой иностранцев, посчитала, что можно совместить полезное с приятным — языковую практику и отдых на природе.

 

Охотничий тур за границу — развлечение, популярное среди немцев, рассказывает Екатерина. В местных лесах водится мало дичи, в основном кабаны, поэтому охотники летят в другие страны, где можно сходить на медведя или лося. Людей с ружьями интересуют трофеи — головы, рога, которые пакуют и провозят через таможню. Удовольствие не из дешевых: одна голова большого медведя стоит больше двух тысяч евро, говорит собеседница JustMedia.

 

 

Немцы, прилетевшие на охоту в столицу Урала, отправились в верхнепышминские угодья. Несколько мужчин в возрасте лет пятидесяти — бывалые охотники с двадцатилетним стажем.

 

В один из дней после настигшего их ливня иностранцы вернулись в охотничий домик. Гость по имени Вальтер поставил оружие сушиться в гостиной, чтобы следующим вечером, когда дождь поутихнет, вновь отправиться в лес.

 

«В тот жуткий вечер мы стояли в кухне. Пришли русские, и мне нужно было переводить. Вальтер, видимо, торопился. Взял ружье, которое поставил сушить, и почему-то нажал на курок, будучи полностью уверенным, что оружие разряжено, — рассказывает Екатерина. — Я стояла рядом, дуло было направлено в мою сторону. Это ужасно, мне было жутко страшно. Перед глазами — пороховое облако. Конечно, он испугался не меньше, был шокирован, а я — оглушена. В ушах стоял звон, а когда увидела сквозную дыру в кирпичной стене, ужаснулась еще больше».

 

 

«Катя переведи ему, чтобы не переживал. Раз в год и палка стреляет»

После случившегося Вальтера стали успокаивать:

 

«Катя переведи ему, чтобы не переживал. Раз в год и палка стреляет». Все беспокоились о немце и просили не рассказывать об инциденте руководству», — вспоминает собеседница.

 

В тот момент девушка не смогла за себя постоять, а когда вернулась домой, осознала, что с ней поступили неправильно. Решила, что охотник не должен оставаться безнаказанным.

 

 

«Еще две недели меня преследовали головные боли, наступала прострация: я терялась и не понимала, в каких местах нахожусь. Потом пришло осознание: я хочу донести до человека, что он сделал мне больно, — говорит Екатерина.

 

Пострадавшая понимала, что в полиции ей ничем не помогут: она жива, не покалечена, отделалась, как у нас любят выражаться, легким испугом. Тогда Екатерина потребовала у стороны, которая отправляла немцев в Россию, контакты охотника и попросила повлиять на Вальтера, чтобы тот решил вопрос через страховую компанию: пришел, рассказал о несчастном случае и возместил девушке моральный ущерб. Далее последовали безрезультатные обращения в консульство Германии и торгово-промышленную палату, а немецкие друзья продолжали отстаивать интересы Екатерины в страховой. Спустя три месяца борьбы на счет екатеринбурженки была перечислена тысяча евро. Извинений так и не последовало.

 

«В России получить компенсацию морального вреда в том случае, когда ты едва не стал жертвой случайного выстрела из оружия, не представляется возможным. По факту, нет конкретного вреда и ущерба, только эмоции. Охотник мог убить девушку, но не убил — скажет закон. Если бы выстрел стал смертельным или причинил тяжкий вред здоровью человека, тогда иностранцу могли дать срок, но в данном случае последствий нет и тысяча евро в качестве выплаты страховой — адекватное решение», — говорит адвокат Алексей Бушмаков.

 

«Шальные пули летаю часто»

Екатерина признается, что желание поделиться этой историей возникло давно:

 

«Я была настолько зла, что мечтала о заметках в крупных немецких изданиях или каком-нибудь «Нью-Йорк Таймс». Сейчас успокоилась, появились силы рассказывать об этом, и я решила придать случившееся огласке. Наверное, таким образом хочется поставить точку в этой неприятной истории».

 

 

Говорить о шальных пулях Екатерине больно вдвойне. Спустя буквально два месяца после инцидента девушке пришлось пережить еще одну трагедию — смерть отца. 51-летний охотник со стажем был убит лучшим другом в лесах под Богдановичем.

 

«Папа с другом собирались ехать за убитой лисицей. Он сел за руль, а друг стоял по другую сторону машины. В тот момент, когда передавал что-то другому пассажиру, ружье соскользнуло с руки. Друг папы попытался удержать оружие и случайно нажал на курок. Говорит, что был уверен в том, что ружье разряжено», — говорит Екатерина.

 

Девушка, надеется, что своей историей сможет пробудить в людях, отправляющихся в лес с оружием в руках, ответственность.

 

«Даже профессиональные охотники могут ошибиться — шальные пули летают часто. Если бы они следовали инструкции и были внимательны, таких трагедий бы не случалось, — уверена собеседница. — Однако мужчины относятся к своим обязанностям спустя рукава, а общественность об этом не беспокоится. Ответственность должна лежать на всей команде охотников, они не имеют права на ошибку, так же как врач или снайпер. Общество развивается, и, мне кажется, нужно восполнять пробелы в законодательстве. Оружие — не просто развлечение для мужчин, за ними стоят семьи и маленькие дети. Слышала, что в Челябинске отец случайно застрелил на охоте собственного сына. Имея дело с оружием, нужно относиться к нему серьезно. Это не игрушка, нужно думать о последствиях».

 

«На охоте все происходит на адреналине, отсюда и трагедии»

Даже после бед, которые обрушились на семью Екатерины, девушка уверена, что охоты бояться не стоит.

 

«Самолеты и машины бьются, — говорит екатеринбурженка. — Главное — вкладывать больше разума в свои действия. Если человек заточен на то, чтобы делать все правильно, он не ошибется. Я — пианистка, и даже если не играю на протяжении длительного периода, у меня руки и пальцы все помнят. Ты можешь нервничать во время выступления, но они сделают все за тебя. Перейдешь в другую тональность, но сыграешь нужную мелодию. Так и здесь: если охотник заточен на то, чтобы все сделать по инструкции, он выполнит свои действия на автомате».

 

 

Охотник со стажем Сергей Шамов считает, что неприятные истории на охоте происходят из-за невнимательного обращения с оружием и человеческой безответственности.

 

«Думают, что палка не стреляет, но это не так. Даже если ты уверен, что ружье разряжено, лучше спустить курок где-то на улице, направив оружие строго вверх. Если есть патрон, оно выстрелит», — рекомендует Сергей.

 

По словам охотника, это не единственный момент, требующий внимания.

 

«Трагедии случаются и во время загонной охоты. Егерь идет по лесу и ведет зверя на охотника, который стоит на определенной отметке на краю леса. Некоторые, думая по силуэту, что идет зверь, стреляют, а на деле оказывается, что это егерь, — рассказывает Сергей Шамов. — Охотник должен стрелять только по четко видимой цели: есть разрешение на лося — стреляй в лося, на кабана — стреляй в кабана. Но ни в коем случае нельзя пускать пулю в силуэт или тень. На охоте все происходит на адреналине, и некоторые упускают из виду важные вещи, отсюда и трагедии».

 

Просмотров: 3746

Автор: Татьяна Рябова

© JustMedia

Фотограф: Владислав Бурнашев


Темы: охота


Новости партнеров


Loading...

Комментарии ВКонтакте


Комментарии facebook


Последние события

Читайте также