Сообщить новость
3 ноября в 16:51

ОТКРЫТАЯ ПОЗИЦИЯ. Иннокентий Шеремет: «Последний раз смотрел телевизор три года назад и вряд ли снова включу его». ФОТО. ВИДЕО

Автор новостной программы «9 1/2» дал прогноз на развитие современного медиарынка.

ОТКРЫТАЯ ПОЗИЦИЯ. Иннокентий Шеремет: «Последний раз смотрел телевизор три года назад и вряд ли снова включу его». ФОТО. ВИДЕО
ОТКРЫТАЯ ПОЗИЦИЯ. Иннокентий Шеремет: «Последний раз смотрел телевизор три года назад и вряд ли снова включу его». ФОТО. ВИДЕО

Газетам и ТВ осталось всего пару лет. В ближайшем будущем их немногочисленную аудиторию полностью заберет Интернет. Именно такой вердикт все чаще озвучивают медиа-эксперты. И действительно уже сегодня отдельные каналы в Сети набирают миллиарды просмотров, о которых привычные СМИ могут только мечтать.

 

Редакция JustMedia.ru поговорила с уральской медиа-верхушкой, о грядущий смерти телевидения и «бумаги». Первым спикером стал основатель и владелец телевизионного агентства Урала (ТАУ) Иннокентий Шеремет.

 

Об инстаграме Бузовой, как будущем эталоне СМИ, врущих про свои рейтинги ТВшниках, а также о том, почему сам эксперт уже три года не смотрит зомбоящик, читайте в открытой позиции автора самых жестких и веселых провинциальных новостей в России «9 1/2».

 

 

Уже сегодня наша аудитория в Интернете намного превышает численность населения Екатеринбурга

 

Телевизионными новостями занимаюсь уже почти 26 лет. В какой-то момент от однообразия стало скучновато. Был некий застой в мозгах. Своего рода толчок произошел с появлением YouTube. Работать стало гораздо интереснее.

 

Практически все лето 2010 года коллеги убеждали меня выкладывать какие-то небольшие сюжеты в YouTube. Я долго отнекивался, говорил, что это бессмысленно. Ну кто будет смотреть? Кому интересны новости из Екатеринбурга? Тем более, что в то время ролики грузились крайне медленно: на минутное видео уходило 5-10 минут. Скачать – вообще час. Помню себя, я не выдерживал такого и не смотрел.

 

Меня тогда попытались убедить в том, что все-таки-стоит испытать себя. Говорили, что широкополосный Интернет пришел в Екатеринбург и нужно попробовать, тем более, что все коллеги-телевизионщики уже выкладывают свои материалы в сеть. Правда, смотрели эти материалы не более десяти человек. Я не был уверен, стоит ли тратить усилия ради пяти злобных троллей, но все-таки решил попробовать.

 

По итогам первой недели на YouTube – 70 тысяч просмотров. Подумал – нормально. Вот с тех пор и работаем. К Новому году, я надеюсь, что мы сможем выйти на рубежи в 1,5 миллиарда просмотров на YouTube. Это будет успехом.

 

 

Уже сегодня наша аудитория в Интернете намного превышает численность населения Екатеринбурга. В иные дни мы по 500 тысяч, а то и по миллиону просмотров можем собрать, особенно зимой. Хоть когда-то такая аудитория была разве у местного или регионального телевидения? Я не уверен, что нас так много смотрели даже в 1993-1994-м, когда мы не просто конкурировали, а превосходили Первый канал, Россию и НТВ по рейтингам.

 

 

Когда хипстеры говорят, что они не смотрят ТВ – они врут

 

Последний раз включал телевизор года три назад и вряд ли сделаю это снова. Но при этом я очень много телевидения смотрю в Интернете: новости, сериалы, фильмы, ток-шоу с Соловьевым, спортивные трансляции. Разве может YouTube организовать нормальную картинку с Чемпионата мира по футболу? Нет! Они даже юридически этого не могут сделать.

 

Все ведущие западные кинокомпании снимают свой контент и перепродают его на ТВ. Когда умные, модно зачесанные хипстеры говорят, что они не смотрят ТВ – они врут. Они только и делают, что мониторят контент. Просто он не в телевизионном формате, а уже в обработанном для Интернета. Без особых вставок с рекламами. Исключение – Netflix. Все говорят, что за ним будущее. Возможно, что это действительно так.

 

 

Рейтинги на ТВ – это такая фигня и антинаучная паленка

 

В Интернете, в отличие от телевидения, очень жесткая обратная связь. Лет 25 назад нам приходили письма от руки, многие звонили. Телефонные звонки очень сильно помогали, потому как тогда еще не было информационных агентств, которые подкидывали поводы. Очень сложно было делать новости. Сегодня с этим значительно легче. Однако стало тяжело заинтересовать самого зрителя.

 

Последний раз письмо я получал несколько лет назад. Для меня сейчас существует лишь два источника обратной связи. Первый – комментарии. Их бывает настолько много, что мы даже не успеваем читать, но основное настроение нашего зрителя знаем. Второй источник – статистика на YouTube. Именно этот компонент очень подстегивает и делает жизнь современного телевизионщика намного интереснее.

 

 

Рейтинги на ТВ – это такая фигня и антинаучная паленка. Классическая репрезентативная выборка по просмотрам в нашем полуторамиллионном Екатеринбурге должна включать в себя как минимум полторы тысячи участников. У телевизионщиков же со времен царя Гороха установлены 100 устройств, отслеживающие пристрастия горожан. В реальности – их 20 или 30. Да, и находятся они, скорее всего, у самих сотрудников компаний.

 

На YouTube гигантский массив информации стекается по каждому сюжету в подробностях: кто, какого возраста, пола и образования, из какой страны. И эта статистика разительно отличается от телевизионных рейтингов по степени прозрачности и полноты.

 

Журналист в Интернете написал, читатель бесплатно кликнул. О событии уже знают все, не нужно ждать утреннего выпуска программы новостей или публикации в газете.

 

 

Когда появился Интернет, мы «легли в жилу»

 

3 января 1992 года я пришел в подвал общаги УрГУ, на Чапаева, 16. Там в полутора комнатах сидел «4 канал». Именно там я начал создавать не просто новости, а службу информации. У меня было два заюзанных, бытовых видеомагнитофона Panasonic и одна убитая камера. Это были непрофессиональные VHS. Уже тогда мне казалось, что нужно преподносить новости с юмором, делать что-то дополнительно, чтоб привлекать внимание.

 

Видимо я подозревал, что будет изобретен YouTube и, когда перешли в Интернет, мы «легли в жилу». Нам даже ничего изобретать не пришлось. Выяснилось, что для огромного числа людей из Москвы, Питера, Владивостока, Киева, Алма-Аты, Берлина, Лос-Анджелеса, новости нашего маленького рабочего Екатеринбурга, намного интереснее смотреть, чем свои местные. Хотя они могут даже не знают толком, где наш город на карте находится и что такое Свердловская область. Им интересен именно стиль подачи.

 

Газеты и журналы продержатся еще 3-4 года

 

Все газеты, журналы, радио и ТВ рано или поздно окажутся в Интернете. Тенденцию, что традиционные СМИ начинают сливаться, разоряться и прекращать свое существование, я заметил еще в 2010 году.

 

«Уральский рабочий», «Вечерний Екатеринбург» - старейшие газеты просто гикаются (умирают, падают, скатываются куда-либо, - прим. ред.). Да, их спасает губернатор, слегка меняют формат, потому что негоже терять исторически важные издания. Но мы же понимаем, что это лишь дело времени. Даже на Западе накрывается ряд бумажных изданий. Газеты и журналы продержатся еще 3-4 года. «Бумага», скорее всего, останется только в маленьких деревушках или будет выходить в формате корпоративных и официальных ведомств.

 

На мой взгляд, переход в Интернет категорически удешевит производство контента. Телевидение сейчас концы с концами свести не может, а большинство и в ноль не выходит. Подобная тенденция очень жестко прослеживается в последние полтора-два-три года. Связисты стали выставлять абсолютно дикие расценки за свои услуги. Раньше платили гораздо меньше. Сейчас я вообще ничего не плачу. Мне предоставляют эфирное время для моего контента – платят мне. Но этих денег не хватает на существование даже такой маленькой продакшн-студии, как у нас.

 

 

Вполне возможно, что через 10 лет современный инстаграм Ольги Бузовой станет эталоном качественного СМИ

 

Огромное количество информационных агентств, Интернет-газет и журналов заводят видеоподразделения. Зачем они это делают, если телевидение умирает? Просто они отмечают то обстоятельство, что люди охотнее смотрят, а не читают. Это специфика молодого поколения. Если бы в нашей стране было столько же молодежи, сколько в Египте, Индии или Иране и такой же уровень развития технологий, то у нас уже давно накрылась бы вся периодика. У них там так эти форматы не сливаются только за счет пацифистического строя.

 

Современной молодежи очень сложно читать тексты. Они уже журналы, книги в руках не держат, пультом от телевизора пользоваться не умеют. Даже планшеты уже не интересны. Весь их мир – в смартфоне. А там попробуй почитать. Фотки, видео и короткие подписи к ним – идеальный вариант. Пока все равно непонятно, во что все это выродится и вполне возможно, что через 10 лет современный инстаграм Ольги Бузовой станет качественным СМИ.

 

 

 

У нас, конечно, есть мобильный вариант сайта. Но я уверен, что и они (сайты, - прим. ред.) начинают вырождаться. Мне наш сайт уже неинтересен и есть подозрения, что ему осталось существовать совсем немного. Да, его посещают, мы понимаем, как сделать, чтобы на него заходили. Но для чего? Для просмотров? А как зарабатывать? У нас, конечно, есть тоже монетизация. Но ее абсолютно недостаточно для того, чтобы на этом сосредоточиться. Мы сейчас сфокусированы на канале в YouTube и странице в «ВКонтакте».

 

Я уверен, что ближайшее будущее за гигантскими платформами-агрегаторами, на которые все частные производители будут сливать информацию. И аудитория уже не будет переходить на сам сайт. Ему будет достаточно информации на этой платформе.

 

 

Рецепт успеха блогеров прост: критикуй Путина и добавляй мат

 

Мы делаем выручку на рекламе, на просмотрах, но этих денег также недостаточно. Да, для одного-двух блогеров этих сумм хватает, а нормальный коллектив на эти деньги содержать невозможно.

 

Мы слышим о том, что отдельные блогеры купаются в бабле. Причем они не одни работают, а с внушительной командой. Рецепт их известен. Можно критиковать Путина, да еще с матом и у тебя просмотры взлетят. Но, я, например, патриот и делать такие ролики не буду. Я хочу делать новости – а с этим на YouTube сложновато. Пока мы зарабатываем только через эфир, причем время которого сокращается.

 

Имея по 10-15 миллионов просмотров в месяц (так сейчас примерно и есть), в США мы бы получали до 2 миллионов долларов от монетизации контента. Цены на рекламу в русском YouTube в сотню раз меньше, причем большую часть забирают себе агрегаторы. В Южной Америке, где нищета и бедность, цены на рекламу в 10-20 раз выше, чем у нас.

 

 

Я приложил руку к тому, что в Екатеринбурге очень качественное телевидение

 

Телевидение «слегка» сдает свои позиции. Новое законодательство в отношении СМИ очень сильно регламентирует нашу деятельность в плане законопорядка. Федералы из-за миллиардных бюджетов могут наплевать на эти иски. Региональные, тем более маленькие продакшн-студии, наподобие нашей, не могут себе этого позволить. Если иски будут приходить по нескольку раз в течение недели, то мы просто закроемся. В Интернете новостные порталы, блогеры и прочие страницы не соблюдают законы. У надзирающих органов просто сил не хватает следить за ними. Это – конкурентное преимущество.

 

У нас в Екатеринбурге очень качественное телевидение. Думаю, что я к этому руку приложил: все смотрели, как мы с «4 каналом» конкурировали и действовали на общество или политику. Всем захотелось завести свой телеканал. Такого уровня не увидишь нигде: ни в Челябинске, ни в Омске, ни в Новосибирске или где-то еще.

 

Я уже давно не конкурирую с телеканалами. У них выпуск идет 15-25 минут, у нас – час. Раскладка сюжетов у наших региональнов один в один совпадает. Очень важно, что мы эти темы почти не трогаем. Я уверен, что если я это поставлю, то зритель сразу переключится и смотреть не будет. А если на YouTube залью – скажут, что Шеремет сошел с ума.

 

 

Я уже не представляю свою работу без Интернета

 

Многие говорят о том, что, приезжая в США, местные очень удивляются нашим владением смартфонами. Мы во многом дальше ушли от них. Да, они придумали IPhone, но по-настоящему воспользоваться всеми его преимуществами они не могут. Наше общество более цифровое, технологичное.

 

Я уже не представляю свою работу без Интернета. Теоретически я, конечно, помню, как это делать. Но если сейчас пропадет Сеть, то лучше вообще бросить и ничего не делать. Да, и не получится создавать также качественно старыми методами.

 

У меня нет ни одного радиоприемника, я даже не знаю, как его настроить. Все интересующие меня радиопрограммы я смотрю на YouTube. Они все есть в формате видеотрансляции. Пусть и ракурс не тот, и картинка не всегда качественная, но мне этого достаточно. Я даже периодически не смотрю в экран, потому что я итак прекрасно знаю, как выглядят эти спикеры. Мне интересно, о чем они говорят.

 

Просмотров: 9857

Автор: Павел Маркуш

© JustMedia

Фотограф: Владислав Бурнашев




Новости партнеров


Loading...

Комментарии ВКонтакте


Комментарии facebook


Последние события

Читайте также